III. Контроль мышления

    Мышление является одним из основных процессов психической деятельности человека. Оно выступает пержде всего как процесс анализа, синтеза и обобщения, посредством которых человек решает возникающие перед ним задачи или пробемы. В ходе такого процесса формируются и развиваются все основные качества мыслящего субьекта, в том числе умственные способности[139]. «Мыслительные процессы являются важным условием динамики основных образующих человеческого сознания»[140].

    Основной функцией мышления является обеспечение человека информацией для эфективного достижения поставленной им цели. Другими словами «мышление – это умственное поведение, целью которого является решение какой либо проблемы, необходимой для эфективного поведения»[141].

    Говоря о контроле мышления необходимо отметить, что в современной психологии (особенно в зарубежной) накоплен достаточный фактологический, экспериментальный материал, свидетельствующий о независимости, автономности личности от мышления. Но существует ряд других исследований, проведенных российскими учеными, свидетельствующих о тесной связи между личностными установками, мотивацией, способностями и процессами мышления[142].

    Исследователи утверждают, что в ходе мыслительной деятельности у человека реструктурируется план сознания[143]. Изменению под влиянием мыслительных процессов также подвержены и некоторые общие личностные черты[144]. «Полученные в ходе экспериментальных исследований факты … свидетельствуют о том, что единство личности и мышления носит характер взаимодействия. В этом взаимодействии происходит одновременное непрерывное изменение как опознавательных, так и личностных компонентов. Субъект развивает личностные черты, в том числе осуществляя мыслительную деятельность по решению внешних и внутренних проблем»[145].

    Таким образом, мышление субъекта является реальным условием его личного развития и оказывает существенное воздействие на сознание[146].

    Контролируя мышление, деструктивный культ не только управляет поведением человека, но и формирует его личные качества в соответствии с интересами группы, создает новую «культовую личность».

    Стивен Хассен считает, что для контроля мышления своих адептов деструктивными культами используется восемь основных приемов.

    1. Человека принуждают усвоить доктрину группы как Истину. Групповая схемы реальности должна приниматься как непосредственная Реальности (Схема = Реальность). Обычно доктрины формулируются по принципу: черное - белое, добро против зла, мы против них, внутреннее против внешнего и т.д.

    2. Использование «передернутого» языка (например, «мыслетормозящих клише»). Обычно это слова, смысл которых понятен лишь «посвященным», способные произвести впечатление на новичков. Слова — это инструменты, которыми человек пользуется для выражения своих мыслей. «Специальные» же слова скорее ограничивают, чем расширяют понимание и могут даже вовсе блокировать мышление. Их функция — урезать сложные переживания до тривиального «птичьего языка».

    Часто это может быть осуществлено путем приписывания новых и дополнительных значений обычным словам. Например, в Миссии Божественного Света слово «знание» означает четыре методики медитации, которым учат в течение начального занятия, что предположительно дает человеку знание Бога; слово «разум» синонимично дурным мыслям и силам внутри людей, которые уводят их от Бога и от Истины; «мир» относится к тому, что находится за пределами Миссии Божественного Света и поэтому является непросвещенным.

    Дополнительная тактика включает: использование особенного словарного запаса (например, искусственные слова и фразы); введение иностранного языка(ов) в разговор и пение; стремление прервать или переключить разговоры о деятельности за пределами движения, интересах и идеях; ограничение выражения личных мыслей и чувств о своем прошлом и будущем.

    Это приводит к тому, что новообращенные чувствуют себя посвященными в исключительный язык, словарный запас и новое знание. Они начинают ощущать себя более удобно, общаясь с другими членами движения, и, в конце концов, как только этот язык становится частью их повседневной речи, у них могут появиться затруднения в общении с людьми вне движения, которые не всегда могут этого понять. Это вносит свой вклад в поляризованный менталитет «мы - они», причем новообращенные начинают больше отождествлять себя с движением и меньше – с остальным миром[147].

    Культовый язык влияет на результативность критического мышления, в результате того, что человек не понимает значения слов, у него может сложиться неправильное представление, как о предмете речи, так и о говорящем человеке и организации в целом. Экспериментальные исследования показали, что «затрудненная или ошибочная актуализация знаний непосредственно влияет на результат мыслительного процесса, … результативный показатель мышления оказывается низким, если у испытуемого нет соответствующих знаний, или в данный момент он не смог их вспомнить»[148].

    «Речевое поведение человека повышает качество и эффективность интеллектуального освоения ситуации. Слова аккумулируют в себе опыт человечества в решении жизненных задач. Слова кроме этого кодируют: а) общие свойства предметов, б) приемы использования значения слов для ориентировки или для дела, понимание речи или текстов, в) опыт словоупотребления, говорения. Слово, таким образом, представляет собою некоторые коды значений, которые в словоупотреблении облегчают анализ функций, связанных с обозначенным предметом»[149].

    Особенности нашего мышления определяются особенностями нашего языка. Лингвист Уорф утверждает, что восприятие мира преломляется в сознании человека в зависимости от его речевой практики. Вот что он говорит дословно: «Система языка не является просто инструментом в котором воплощаются наши идеи; язык сам участвует в формировании наших идей, в создании программ и планов человеческой активности, в анализе впечатлений, в их объединении… Мы рассекаем природу по тем основным направлениям которые даны в языке; мы выделяем из нашего опыта те категории, которые заложены в системе языка…»[150]

    «Сознание оперирует не стимулами и раздражителями, а значениями и смыслами»[151]. По этому любое ограничение, сокращение словарного запаса, упрощение речи, переход на специфические термины, изъятие из привычной языковой среды отрицательно сказываются на мыслительной способности человека, и приводит к изменению сознания. Особенно это опасно при вербовке и в первое время пребывания человека в культе, т.к. в это время критическое мышление человека функционирует еще нормально и есть шанс не присоединиться к движению.

    3. Поощряются только «хорошие» и «правильные» мысли.

    4. Применение гипнотических техник, вызывающих измененные психические состояния.

    5. Манипулирование воспоминаниями и культивация ложных воспоминаний. Для иллюстрации этого приема, наверное, не найдется лучшего примера, чем процедура аудитинга используемая саентологами (одитинг), на которой человек должен вспомнить все болезненные и неприятные моменты своей жизни. Помимо этого необходимо вспомнить все, что происходило, когда человек пребывал в чреве матери, а также сам момент зачатия. Но на этом сайентологи не останавливаются, человеку сообщается, что он живет миллионы лет и его задача – вспомнить все прошлые жизни. На саентологических аудитингах у клиента выпытывается вся самая интимная информация о его жизни. Все это аккуратно записывается и хранится в личном досье вечно на тот случай, если человек захочет уйти из культа или начнет выступать против его деятельности. Тогда его можно будет припугнуть, что все эти сведенья будут преданны огласке[152].

    6. Применение «мыслетормозящих» техник, которые препятствуют «проверки реальности», блокируя «отрицательные» мысли и допуская только «положительные». Остановка мышления – это набор методик изменения поведения, которые можно использовать и, не нарушая этических норм.

    Эти методики, особенно если они раскрываются перед новообращенным в ходе напряженных особых церемоний посвящения, часто побуждают новичков чувствовать себя причастными особенным и/или божественным силам. Стимуляция трансов и тому подобное может быть очень действенно в подавлении сомнений и возрастании внушаемости к дальнейшим церемониям и методам укрепления веры. У некоторых особенно уязвимых людей применение подобных методик может привести к психическим срывам[153].

    К техникам, тормозящим мыслительные процессы, относятся следующие действия:
    а) Отрицание, рационализация, оправдание, принятие желаемого за действительное.
    б) Монотонное говорение (скандирование).
    в) Медитация.
    г) Постоянное повторение специальных молитв.
    д) Говорение «на языках» (глоссолалия).
    е) Пение или гудение во время работы или свободного времени, чтобы человек не имел возможности проанализировать окружающую его обстановку.
    ж) Самогипноз.
    з) Создание ярких мысленных образов (визуализация).
    и) Контролируемые дыхательные упражнения (приводящие к обеднению или перенасыщению крови кислородом и изменяющие процесс мозговой деятельности).

    Известно, что свидетели Иеговы используют блокировку мышления, когда сталкиваются с вопросами, противоречащими их культовым убеждениям. Старейшина одной из общин настоятельно рекомендовал своим подопечным просто не думать о беспокоящих их предметах и переключать внимание на другие вопросы[154].

    7. Отказ от разумного аналитического мышления и конструктивной критики. Человек не должен поднимать никаких критических вопросов о лидере группы, ее доктрине и политике, которые признаются единственно правильными. Например, некоторые движения отделываются от сомнений, критики и вопросов обращенных утверждениями типа «Все станет ясно со временем» или угрозами типа «В корне всякого сомнения Сатана», или увещеваниями вроде «Если ты хочешь узнать Бога, ты должен выйти за пределы рациональности». Защищая свои публикации от критики, иеговисты постоянно апеллируют к якобы «общепризнанному» авторитету Общества Сторожевой Башни. Также часто приходится слышать довод следующего характера: «Наши журналы выходят миллионными тиражами, в них не может быть никаких ошибок, т.к. их тщательно проверяют». Отмечается, что в результате такой практики новообращенные могут испытывать чувство вины из-за сомнений, вопросов или использования своих интеллектуальных способностей для оценки движения[155].

    8. Никакие альтернативные системы верований не признаются законными, хорошими или полезными.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter