Печать
Просмотров: 340

ВХрам Александра Невского в Кургане.едавно мы с моим дорогим соавтором, прекраснейшим человеком и христианином, судьей Северо-Казахстанского областного суда в отставке, без сомнения, лучшим адвокатом Казахстана Зенковским Александром Владимировичем совершили небольшую паломническую поездку по храмам города Кургана. В частности, мы побывали в замечательном храме во имя св. благоверного Александра Невского. Храм был освящен 22 июня 1902 года на богослужении, возглавленном епископ Тобольским и Сибирским Антонием. В октябре 1929 года Александро-Невская церковь была закрыта. В разное время в здании храма располагались краеведческий музей, факультет механизации Высшей партийной сельскохозяйственной школы, вещевой склад 32-го лыжного полка, снова музей. В 1991 году храм возвращен верующим, возобновилась служба. С момента создания Курганской и Шадринской епархии в 1993 году храм стал кафедральным собором.

 

С Александром Владимировичем возле крыльца храма.
С Александром Владимировичем возле крыльца храма.

Эта поездка была для меня особенной. Дело в том, что чуть более двадцати лет назад я уже бывал в этом храме, и мне есть, что вспомнить в этой связи. Думаю, что это была осень 1996 года. Тогда по епархиям РПЦ провозили икону св. Николая Чудотворца.

Икона Николая Чудотворца из Бари.
Икона Николая Чудотворца из Бари.

Нужно сказать, что это очень специфичная икона. О ней я нашел очень мало информации. В частности, на форуме Оптиной пустыны пишут, что эта икона святителя Николая из города Бари, которая находится в храме Христа Спасителя, а именно в нижнем Преображенском храме с правой стороны, у придела Алексия человека Божия. Этот образ сделан итальянским художником в 1994 году. При этом скорее именно «сделан», а не написан, так как икона выполнена в достаточно редкой технике и не просто красками, но содержит в себе аппликации из полудрагоценных камней. Действительно, техника очень редкая. Не знаю почему, но у меня эта икона всегда вызывала неоднозначные чувства. Но это мое субъективное ощущение. Хотя интересно было бы знать, какой именно художник ее «сделал» и чем он знаменит еще.

Так вот, в 1996 году для поездки к этой иконе, которая тогда была привезена в собор Александра Невского в города Курган, из города Петропавловск был снаряжен целый автобус междугороднего класса. Пригласили принять участие в этой паломнической поездке и меня, человека совсем недавно пришедшего в Церковь. Кроме мня в автобусе были и другие молодые люди, которые разными путями (иногда чрезвычайно разными) к тому времени стали прихожанами собора в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла.

Собор Петра и Павла в моем родном городе.
Собор Петра и Павла в моем родном городе.

Выехали накануне поздно вечером. Ехали всю ночь. Под утро пересекали границу. Советский Союз был уничтожен совсем недавно, и тогда пограничный и таможенный пункты представляли собою еще только небольшую будку на дороге, возле которой проверяли документы. Но лично у меня четкое понимание и ощущение выезда в другое государство уже присутствовало.

Приехали рано утром, служили молебен. Была ли перед этим литургия – не помню. По-моему, все же не было.

Молебен перед иконой.
Молебен перед иконой.

На фотографии мы видим, что службу возглавляет отец Сергий Снопков - тогдашний благочинный. По правую руку от отца Сергия стоит нынешний архимандрит Николай (Карпов), настоятель храма Архистратига Михаила г. Щучинска, который тогда приезжал специально в Петропавловск, чтобы оттуда съездить к иконе Николая Чудотворца. О том, что это именно о. Николай, я узнал только сегодня. Кто бы мог подумать, что о. Николай через 15 лет будет меня возить на экскурсию вокруг озера Боровое, где располагается президентская инфраструктура. Возил он меня на своем «москвиче». Нужно сказать, что тогда его манера вождения меня, мягко говоря, удивляла. Даже не знаю, как ее охарактеризовать… она была искрометной! В общем, страшно было с ним ездить. Ниже сотни он не считал нужным снижать скорость даже перед самыми крутыми поворотами и разворотами. Кстати, он неоднажды разбивал машины и свои и чужие.

Как-то архимандрит переворачивался на своей «Ниве». Это было тогда, когда он ехал на общую исповедь в Петропавловск. Кстати, в это время шло отпевание схимницы Агнии, той, которая приехала в Караганду с преподобным старцем Севастианом. Именно она в свое время отвернула будущего архимандрита от женитьбы после армии. Послала его в Алма-Ату, где он стал келейником митрополита Иосифа (Чернова).

Почему-то я всегда испытывал к личности Агнии особую симпатию. Я даже какое-то время думал, что мать Севастиана (Жукова) и есть Агния. С сожалением я узнал, что это было не так.

Так вот, из-за во многом надуманной невозможности немного сдвинуть общую исповедь отец Николай тогда не попал на отпевание Агнии, но и на общую исповедь не попал. Но никаких повреждений батюшка в тот раз не получил.

Митрополит Иосиф когда-то был на петропавловской кафедре. Двадцать лет он провел за Веру Христову в лагерях. Материалы, необходимые для его канонизации уже давно собраны, но ей препятствует митрополит Ювеналий. Говорят, что еще в молодости будущий митрополит Иосиф чем-то обидел Ювеналия, и последний, «как истинный последователь Христов», этого забыть никак не может до сих пор.

Еще архимандрит Николай как-то на своем «уазике» протаранил стоящий на обочине «мерседес». Иномарка превратилась в хлам и в последствие не подлежала восстановлению, но находящиеся в ней двое местных жителей, казахов по национальности, не получили ни царапины. Когда они опомнились, то сказали, что «Бог есть точно», так как по всем законам физики они все после такой аварии должны были быть уже мертвы. Так они и бросили там разбитый «мерседес», а дальше добирались на попутаках. Может быть этот случай серьезно изменил их жизни… как знать. Я вот всегда говорил, что миссионерская деятельность иногда может принимать самые причудливые и неповторимые формы. А "уазику" пришлось менять двигатель.

Между тем, у меня есть все основания считать отца Николая одним из лучших священников нашего времени.

Также на фотографии по правую руку от архимандрита Николая мы видим часть лица иерея Виктора Гладышева. Иерей Виктор заслуживает отдельного повествования. Сейчас я могу сказать только то, что, по крайней мере в Петропавловске, нет другого священника, который бы мог сравниться с ним в силе веры и благочестии. Он превосходит всех остальных в этом на несколько порядков. Это настоящий пастырь Христов. Надеюсь, что остальные священнослужители и церковные чиновники преодолеют страсть гордыни и самомнения, придут в разум истины и, наконец,  обратятся к нему за духовным наставлением и будут брать пример во всех своих делах с этого светлого пастыря.

Кроме того, на фотографии (на первом плане) тогдашний иерей Виктор Пономарев. К сожалению, отец Виктор больше не служит. Мы вместе с ним пономарили в соборе Петра и Павла. Помню, что до прихода в Церковь он увлекался различными изотерическими практиками, которые в начале девяностых годов прошлого века были мегапопулярны в «наконец-то освободившемся» обществе. В частности, он ел только два раза в неделю, ну или около того.

И еще на фотографии мы видим иерея Александра, который тогда служил в Сергеевке. Сейчас он, кажется, где-то в России.

На заднем плане между протоиереем Сергием и отцом Николаем мы видим поющего Кравченко Максима. Таланты этого человека, в частности, музыкальные проявлялись еще тогда, до его поступления в музыкальное училище. К тому же он был прекрасным пономарем.

На следующей фотографии мы видим меня, Виталика Иванова (племянника отца Сергия Снопкова) и библиотекаря Анатолия. Фамилию последнего я никогда и не знал. Анатолий – это явление особого порядка. Он один из первых, кого я встретил в Церкви. Именно через его личность я во многом в Церковь и вошел. Неофитская атмосфера, в которой я пребывал достаточно долгое время перед тем, как церковному народу ее все-таки удалось сломать, прочно связана именно с этим человеком. Ловлю себя на мысле о том, что он мне дороже очень многих в Церкви, тек которых я встретил там тогда и позже.

Виталий Иванов, автор заметки, библиотекарь Анатолий.
Виталий Иванов, автор заметки, библиотекарь Анатолий.

На фотографии Анатолий в фуражке, которой на нем никогда не было. Дело в том, что верхняя часть негатива была частично засвеченной. Я все восстановил, кроме волос Анатолия. Недолго думая, я «одел» на него какую-то фуражку. А что? Кажется, ему идет.

Перед семинарией Анатолий подарил мне фотоаппарат «Зенит». Правда с некоторыми неисправностями. Но это не было проблемой, так как в Тобольске я быстро нашел мастера.

Легендарный Зенит.
Легендарный Зенит.

Этот аппарат прошел со мною всю семинарию. Именно благодаря ему у меня есть множество фотографий семинарии тех лет. Бесценные негативы и фотографии. И сейчас этот аппарат у меня.

Но в 1996 году я снимал на «Эликон». Вот еще колокольня, которая была построена заново после передачи храма Церкви в начале девяностых.

Колокольня храма.
Колокольня храма.

Еще с нами тогда был Андрей Швецов.

Мы с будущим иереем Андреем.
Мы с будущим иереем Андреем.

Андрюха здесь какой-то сам не свой, немного.

А вообще фотографии эти по-настоящему исторические. В частности, в 1996 году храм еще не имел купола, который был построен позже, что видно на моем снимке.

Храм Александра Невского 1996 г.
Храм Александра Невского 1996 г.

Привожу фотографию для сравнения с нашей недавней паломнической поездки, на которой купол виден.

Храм Александра Невского 2017 г.
Храм Александра Невского 2017 г.

Это тоже крыльцо, но двадцать с лишним лет спустя.

Тот молебен в 1996 году показался мне каким-то тяжелым. Не знаю почему. Помню еще, что мое внимание привлек местный диакон, принимавший участие в молебне. Он был невысокого роста, возможно до тридцати лет от роду. Диакон был очень крепок физически, у него были необыкновенно жилистые руки, а под облачением тугими жгутами перекатывались мощные спинные мышцы. У него был шарм дремучего деревенского мужичка, привычного к каждодневной тяжелей физической работе. Он мне очень запомнился своим неповторимым колоритом.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter