Печать
Просмотров: 3997

Rелигиозный фактор используется и будет использоваться иностранными государствами для реализации агрессивных намерений в отношении России и СНГ, как зарекомендовавший себя в качестве эффективного инструмента геополитики. Факторы религиозной жизни общества в целом, и его отдельных представителей необходимо учитывать при выработке внутренней и внешней политики России и государств СНГ. На данный момент можно с уверенностью говорить о том, что система национальной безопасности стран СНГ является уязвимой без выделения религиозной безопасности в качестве обособленного института и без формирования общей правовой доктрины религиозной безопасности для всего постсоветского пространства.

Данный доклад был сделан на международной конференции «Роль религий в странах СНГ», которая состоялась 13 июня 2013 года в г. Астана.

На фотографии ниже участники конференции во главе с председателем Агентства Республики Казахстан по делам религий Кайратом Кайырбекулы Лама Шарифом. Также на снимке директор Государственной комиссии по делам религий Кыргызской Республики Жумабаев Абдилатиф Кудайкулович, заместитель председателя Агентства РК по делам религий Азильханов Марат Алмасович, Заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей, начальник экспертно-аналитической работы и связей с религиозными объединениями Министерства культуры Украины Подюк Михаил Евгеньевич, сотрудница отдела ситуационного анализа и мониторинга угроз Антитеррористического центра СНГ подполковник Гончарова Татьяна Александровна, Сергей Эдуардович Оганесян, Мырзабаев Маметбек Токтомушевич, Шойкин Галым Нурмагамбетович и другие.

В настоящее время, можно говорить о рождении и развитии новых угроз национальной безопасности СНГ, которые требуют комплексного изучения с целью последующей эффективной нейтрализации.

В современном мире прослеживаются две основные тенденции. С одной стороны, это процесс секуляризации, а с другой, процесс актуализации религиозности и нарастающее во всем мире религиозное противостояние, что может привести к появлению серьезных вызовов системам обеспечения национальной безопасности по всему миру, в частности, в СНГ.

Американский политолог С. Хантингтон выдвигает тезис, согласно которому в процессе переориентации глобальной политики с биполярной идеологической модели на полицентристскую плюралистическую резче обозначаются межцивилизационные разломы, обусловленные этническими и конфессиональными различиями стран и международных сообществ. Указанный тезис подтверждается событиями на международной арене, демонстрирующими то, какой высокой может быть роль религиозных факторов в жизни общества.

Механизмы реализации «Арабской весны» во многом носили религиозный характер, без которого представляется невозможным организовать подобные масштабные события. В ирано-американском конфликте одним из определяющих также является религиозный фактор, т. к. именно религия определяет внутреннюю и внешнюю политику Ирана.

Ни для кого не секрет, что за революциями в арабском мире стоят США и их союзники, движимые желанием осуществить передел сырьевой карты мира, и которые успешно используют для достижения своих целей религиозную сферу жизни общества.

Не вызывает сомнения и то, что религиозный фактор будет использоваться иностранными государствами для реализации агрессивных намерений в отношении России и СНГ, как зарекомендовавший себя в качестве эффективного инструмента геополитики.

Факторы религиозной жизни общества в целом, и его отдельных представителей необходимо учитывать при выработке внутренней и внешней политики России и государств СНГ. Относительно российского законодательства, необходимо отметить, что Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ выделяет такие виды безопасности как общественную безопасность, экологическую безопасность, безопасность личности, иные виды безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Данный перечень не является закрытым, что создает правовые предпосылки для формирования и других самостоятельных институтов национальной безопасности России. По нашему мнению, к таким институтам необходимо отнести и институт религиозной безопасности.

На настоящее время, сам термин «религиозная безопасность» до сих пор не имеет устоявшегося юридического определения, что представляет собой сложную и полемическую проблему. Кроме того, никто из исследователей практически не изучал место религиозной безопасности в системе национальной безопасности России и стран СНГ, а также ее конституционно-правовые основы.

Последнее обстоятельство представляется нам серьезным упущением правовой доктрины. Вопросы безопасности всегда были в центре внимания юриспруденции, особенно науки конституционного права. На сегодняшний день, разработка категориально-понятийного аппарата, а также исследование конституционно-правовой базы религиозной безопасности является важнейшим условием выработки и принятия норм законодательства стран СНГ, гарантирующих религиозную, а значит и национальную безопасность.

Таким образом, на данный момент можно с уверенностью говорить о том, что система национальной безопасности стран СНГ является уязвимой без выделения религиозной безопасности в качестве обособленного института и без формирования общей правовой доктрины религиозной безопасности для всего постсоветского пространства.

Для достижения этой цели, по нашему мнению, необходимо решение целого ряда задач:
1) доказать необходимость формулирования правой доктрины религиозной безопасности стран СНГ;
2) изучить правовые нормы законодательства стран СНГ, определяющие сущность религиозной безопасности, а также воззрения представителей современной правовой науки на феномен религиозной безопасности и дать ее определение;
3) дать определение угрозы религиозной безопасности стран СНГ;
4) разработать классификацию угроз религиозной безопасности;
5) определить место религиозной безопасности в системе национальной безопасности;
6) обосновать необходимость выделения религиозной безопасности в качестве комплексного правового института;
7) исследовать конституционно-правовую базу религиозной безопасности стран СНГ;
8) доказать, что религиозная безопасность является гарантией стабильности конституционного строя стран СНГ;
9) исследовать конституционно-правовой механизм обеспечения религиозной безопасности;
10) проанализировать конституционное законодательство, а также опыт зарубежных стран в сфере обеспечения религиозной безопасности;
11) изучить связь реализуемых на постсоветском пространстве моделей государственно-религиозных отношений и обеспечения религиозной безопасности;
12) сформулировать принципы обеспечения религиозной безопасности стран СНГ;
13) разработать рекомендации по совершенствованию нормативно-правовой базы и практической деятельности органов власти стран СНГ по обеспечению религиозной безопасности;
14) обосновать основные политико-правовые технологии противодействия угрозам в религиозной сфере как внутри СНГ, так и за его пределами.

Указанный выше перечень задач не является исчерпывающим, работа по его развитию и уточнению продолжается и требует консолидации усилий научного сообщества всех государств СНГ.

Положения и выводы, концептуальные решения проблем религиозной безопасности стран СНГ должны использоваться в практической, в частности правотворческой, деятельности органов государственной власти, а также в процессе принятия политических решений руководством соответствующих государств. Выработка стратеги обеспечения религиозной безопасности стран СНГ может послужить базой развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве, а также для выстраивания глобальной модели религиозной безопасности.

Материал опубликован: Роль религий в странах СНГ: Сборник материалов международной конференции. – Астана, 2013. – С. 167 – 169.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter