Печать
Просмотров: 11778

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ФИЛОФЕЯ (1702-1711 гг.)

Митрополит Филофей (Лещинский) Преосвященный Филофей был один из приснопамятнейших и доныне свято-почитаемых тобольских иерархов, как по своей подвижнической жизни, так и по ревностной и благоплодной миссионерской деятельности.
Родом сей святитель был малоросс, по фамилии Лещинский. Образование получил в Киевской академии, по окончании курса которой был некоторое время священником. Овдовев, он принял монашество с именем Филофея и некоторое время проходил трудную и вместе с тем почетную должность эконома Киево-Печерской лавры, владевшей тогда многими имениями, состоявшими из крестьян и земель. При строго-подвижнической монашеской жизни, Филофей отличался большими хозяйственными способностями и распорядительностью. В то же время он был наместником и архимандритом Брянского Свенского монастыря.

Когда св. Димитрий Ростовский, назначенный на Сибирскую епархию преимущественно с миссионерской целью, отказался от поездки в Сибирь и был перемещен на Ростовскую кафедру, на его место в Тобольск с той же, между прочим, целью был назначен известный уже по благочестивой жизни, высокому просвещению и энергии архимандрит Филофей Лещинский, который и был посвящен в сан митрополита Сибирского и Тобольского января 1702 года.

Святитель Филофей, по прибытии на Сибирскую кафедру, с обычной ему ревностью приступил к многотрудному служению, вверенному ему Промыслом Божьим, и до конца жизни самоотверженно трудился в этом служении. Архипастырская деятельность преосвященного Филофея высказалась в заботах и трудах его: 1) по образованию духовного юношества; 2) по устроению церквей и улучшению быта сибирского духовенства; 3) по борьбе с расколом и 4) в особенности по миссионерскому делу.

С целью дать епархии хороших пастырей, в которых она так нуждалась, преосвященный в 1703 году завел в Тобольске, при архиерейском доне, первую в Сибири славяно-русскую школу, в которой получали образование дети сибирского духовенства. Для Преподавания в этой школе и для исполнения других важных поручений по делу духовно-нравственного просвещения христиан и иноверцев были вызваны владыкою многие ученые монахи из Киева.

При вступлении митрополита Филофея в управление Тобольской епархией в ней было всего 160 церквей, разбросанных на пространстве 300000 кв. миль. Святитель приложил усиленные труды к умножению храмов Божьих в Сибири, и труды эти Господь благословил успехом: ко времени оставления преосвященным Филофеем епархии в ней было уже до 448 церквей и 37 монастырей. Тобольский каменный Успенский собор, построенный митрополитом Павлом, не имел, для отправления богослужения в зимнее время теплой церкви, а потому митрополит Филофей усердием своим пристроил к нему каменный теплый придел во имя Преподобных Антония и Феодосия Печерских, и освятил его 26 октября 1704 года. В Успенском кафедральном храме он соорудил богатый резной иконостас в византийском стиле. Около 1708 года в Тюмени, вместо деревянного Преображенского монастыря, владыка, Филофей выстроил новый каменный Троицкий монастырь, для чего исходатайствовал у Государя 1000 рублей денег и листового железа для крыш, а остальное все устроил на домовую архиерейскую казну. В Иркутске святитель воздвиг также каменный собор. Устраивая новые храмы, он заботился и о поддержании их благосостояния: испросил у правительства возобновление некоторым монастырям, соборным и бесприходным церквям прекращенную было выдачу воска, ладана и красного вина, а при кафедральном соборе исходатайствовал разрешение устроить певческий хор из ссыльных малороссиян. Сгоревший, перед самым его прибытием в Тобольск (именно в пожар 6 июня 1703 г.) архиерейский дом владыка вновь отстроил, исхлопотал от казны, для обеспечения этого дома, некоторые пособия.

Умножая количество церквей и благоустраивая их, митрополит Филофей пополнял недостаток при них духовенства принятием в духовное звание способных людей из крестьян и казаков. Своими стараниями архипастырь улучшил и материальное положение сибирского духовенства, кроме бедности испытывавшего многие притеснения от разных чиновников больших и малых рангов. По ходатайству преосвященного в 1703 году велено было священно-церковнослужителям сибирских соборов и бесприходных церквей, а также монашествующим, выдать жалование, которого они были лишены с 1699 года; сельским же церквям отведены пахотные и сенокосные земли, причем священники вместо этого могли получать с прихожан ругу хлебом или деньгами.


В ограждении духовенства от притеснений светских властей, по ходатайству преосвященного объявлено было от имени Государя о том, что все чиновники за притеснение; духовных лиц будут предаваемы строгому суду и наказанию. Так отчески заботился святитель Филофей о вверенном ему духовенстве, и за это справедливо стяжал от него благодарность и искреннюю сыновнюю любовь.

Раскол в Сибири продолжал усиливаться и укореняться по-прежнему. Поэтому и борьба с ним была одной из важнейших забот ревностного и деятельного архипастыря. Но кроткие, увещевания мало действовали на изуверов, так что духовное и светское начальство вынуждено было принимать против них весьма строгие и крутые меры, которые были в духе того сурового времени. Тюмень была одним из главных притонов раскола, а потому, как оплот против него, преосвященный Филофей тщательно устраивал и по внешности и в особенности по внутренней жизни иноков, любимый им, - можно сказать, вполне его детище, - Тюменский Троицкий монастырь. Но, несмотря на убеждения православного духовенства и меры правительства, раскол в Сибири не поколебался, чему много способствовало лесное приволье малонаселенной страны, где свободно укрывались и откуда могли действовать к совращению и правоверных вожаки раскола.

Миссионерская деятельность митрополита Филофея среди сибирских язычников была главнейшим предметом его забот и трудов и увенчалась благим успехом, которого архипастырь достиг, впрочем, не во время своего управления епархией, а по увольнении от него, когда он всецело посвятил себя апостольскому служению. Просветительную деятельность свою святитель Филофей начал с Камчатки, куда в 1705 году отправил миссионера Мартиниана, после которого там продолжал миссионерствовать монах Игнатий Козыревский. Вторая миссия преосвященным отправлена в 1707 году к остякам Березовского края, а третья - в Монголию, к тамошнему кутухе (первосвященнику). Но успех вех этих трех миссий был самый скудный, и миссии ограничились, можно сказать, только попыткой, и, при том, весьма неудачной.

В 1711 году митрополит Филофей, за приключившейся болезнью, уволен от управления епархией и удалился в Тюменский Троицкий монастырь, где принял схиму с именем Феодора. Но не для покоя и отдыха сошел с архиерейской кафедры, обремененный летами и болезнями старец, а для новых, еще труднейших подвигов миссионерства на суровом севере Сибири, среди диких язычников. В июне 1712 года митрополит-схимонах Феодор, с благословения и согласия вступившего тогда (в 1711 г.) на Тобольскую кафедру митрополита Иоанна Максимовича, по собственному желанию и побуждению и вместе по предложению тогдашнего сибирского губернатора, князя М.П.Гагарина, исполнявшего повеление Государя Петра I - начать евангельскую проповедь среди сибирских инородцев, - вступил самолично в подвиг апостольский. В этом году святитель совершил, водою по рекам Иртышу, Оби и Сосьве, свое первое миссионерское путешествие в Березовский край. Для этого Путешествия, правивший епархией митрополит Иоанн дал ему способных сотрудников из монашествующего и белого духовенства, а губернатор снабдил его от казны судном для плавания, гребцами, переводчиками туземных языков, стражей для охранения миссии, деньгами 2000 рублей и различными вещами для подарков новокрещеным. В это путешествие веро-проповедник имел ввиду, главным образом, согласно указу Петра I, как бы подготовить себе почву для дальнейшего делания на предлежащей его возделыванию ниве, именно сокрушить языческие кумирни с их идолами, и тем показать язычникам насколько бессильны защитить даже самих себя их мнимые боги. С помощью Божиею схимонах Феодор успел убедить остяков, живших близ Самарова и в юртах Щеркальских, уничтожить особенно чтимых в тех местах идолов. В Кондинске преосвященным крещен остяцкий князь Алачев с семейством. В г. Березове, как утверждает летопись, хранящаяся в тамошнем градском Воскресенском соборе, окрестные остяки, узнав о приближении архипастыря-миссионера, во множестве собрались для слушания его проповеди, которая благотворно подействовала на сердца этих дикарей: река Сосьва соделалась купелью крещения множества остяков и обдорского князя Тайшина, в христианстве Алексея, и его жены. Преосвященный схимонах принес молитву и благодарение Просветителю всяческих, оставил в Березове одного из бывших с ним священников, для распространения и утверждения веры Христовой, через что в 1712 году, положил фактическое основание Низовской духовной миссии, а сам в том же году и тем же путем, т.е. водою, возвратился в Тобольск.

Второе путешествие святитель Феодор предпринял в следующем 1713 году, опять вниз по Иртышу и Оби. Подготовленные проповедью схимника в прошлом году и убежденные в ничтожестве сокрушенных тогда идолов, остяки, жившие по Оби между Самаровом и Березовом, без особенного упорства делались христианами, даже руководители их, шаманы, как, например, Мало-Атлымский шаман Палехма, обращались ко Христу и склоняли к тому же своих единоплеменников. В этом году преосвященным окрещено до 3500 человек язычников.


Третье путешествие совершено преосвященным Феодором в 1714 году в Пелымский край и окрещено до 600 вогулов-язычников. Посланными в то же время митрополитом Иоанном другими миссионерами окрещено до 300 вогулов-магометан. В то же лето Феодор в третий раз посетил остяков, живших по Иртышу и Оби, доехав до самого Березова. Во время этого путешествия остяки, крещеные в два предшествовавшие года, с непритворной радостью встречали своего просветителя, слушали его наставления и давали обещание жить по-христиански. По их просьбе, преосвященный Феодор, с благословения епархиального архиерея, положил основание церквям во многих их юртах (селениях).

В следующем 1715 г. схимник-миссионер отправился с проповедью к жившим по р.Конде вогулам и остякам. Это апостольское путешествие имело также добрый успех: язычники без сопротивления, после краткого наставления в христианской вере, принимали крещение во множестве.

Во время этих миссионерских странствований, кроме перенесенных трудов и опасностей плавания по бурным северным рекам, а также не всегда благоприятных, в особенности для старческого возраста ревностного веро-проповедника, климатических условий, святитель подвергался не раз смертной опасности и от тех, кому приносил благовестие веры Христовой. Эти дикари, побуждаемые духом злобы - диаволом, не раз намеревались убить маститого миссионера, но Господь хранил его невредимым, а намеревавшихся лишить его жизни, как, например, князь Кошуцких юрт и другие, через того же благочестивого веро-проповедника, тронутые его всепрощающей любовью и кроткими наставлениями, делались причастниками жизни вечной, просветившись Св. верой и крещением.

В 1715 году 10 июня скончался Тобольский митрополит Иоанн Максимович, и престарелому митрополиту-схимонаху Феодору в том же году вторично поручено управление Сибирскою епархиею, вступив в которое, он не прекращал своей любимой миссионерской деятельности. В 1716, 1717, 1718 и 1719 годах он посетил Сургутский, Нарымский и Кетский округа, а также нынешние губернии Томскую, Енисейскую и Иркутскую, даже отдалённый Туруханский край, и во время этих поездок обратил во христианство немалое число язычников и магометан. В то же время, по поручению святителя, трудились в деле проповеди в Низовском крае игумен бывшего в Березове монастыря Гедеон и настоятель Кондинского монастыря, иеромонах Зиновий. В других местах епархии проповедовали слово Божие язычникам и заботились об утверждении новообращенных в вере и жизни христианской многие монашествующие и священники, например, в Томске - архимандрит Порфирий и д.р. Всего преосвященным митрополитом Феодором просвещено верою Христовою 40000 сибирских язычников и магометан.

Немало заботился и хлопотал преосвященный Феодор и об улучшении быта новокрещенных. По его ходатайству запрещено березовским жителям ездить с вином по юртам остяков, спаивать их и выманивать у них дорогие меха и шкуры зверей, притеснять и обижать их, покупать у них в рабство мальчиков и девочек, даны новокрещеным льготы в платеже ясака и сделано многое другое, доброе и полезное для новых чад Церкви Христовой. Схимонах Феодор так любил просвещенных остяков, что, за год до своей смерти, будучи уже вторично на покое и находясь в болезненном состоянии, еще раз, в 1726 году, посетил Низовскои край и доехал до отдаленного Обдорска. Но это было уже последнее миссионерское путешествие приснопамятного святителя.

Обращено было внимание митрополита Феодора во время вторичного управления его епархией и на нашу заграничную миссию, Пекинскую, которую с 1714 года начальствовал архимандрит Илларион Лежайский, отправленный в столицу Китая по высочайшему повелению при митрополите Иоанне Максимовиче. По смерти этого архимандрита начальником миссии был архимандрит Антоний Платковский, возвращенный в 1721 г. в Россию, потому, что, как по мысли преосвященного схимонаха Феодора, так и по намерению сибирского губернатора и высшего правительства, было решено послать в Пекин начальником миссии архиерея. Преосвященный Феодор хлопотал о поддержании Пекинской миссии с обычным ему усердием.

Еще в первое управление Тобольскою епархиею преосвященный исходатайствовал в помощь себе викария, каковым был с 1706 года епископ Иркутский Варлаам Коссовский, живший в Иркутске до 1714 года, когда отбыл в Москву и вскоре назначен на Тверскую архиерейскую кафедру.

Вторичное управление святителя Феодора Сибирскою епархиею продолжалось 5 лет: в 1720 году он, согласно просьбе своей, был уволен на покой, причем Государем Петром I послана ему похвальная грамота, в которой отдавалась святителю Божию заслуженная им благодарность за ревностное пастырское служение, в особенности же за его неутомимые и успешные труды на поприще миссионерском. Кроме того, архипастырю назначена по отставке пенсия: 200 рублей деньгами и 50 четвертей хлеба в год. Утружденный Святитель поселился на жительство в любимом им Тюменском монастыре, где проводил жизнь в уединении, молитве и добрых делах. В 1727 году 31 мая 77-летний схимонах, митрополит Феодор почил мирною христианскою кончиною и погребен в монастырской Троицкой церкви, против западных дверей

Тобольская епархия. – Омск, 1892. Ч. II, отд. I. – с. 42-54

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter