Печать
Просмотров: 8680

Статья посвящена проблемам экстремизма. Автором были рассмотрены нормы законодательства зарубежных стран о борьбе с религиозным экстремизмом, осуществлен их конституционно-правовой анализ. Также автор в статье предлагает обратить внимание на опыт зарубежных неправительственных организаций по профилактике и противодействию религиозному экстремизму.

The article is devoted to problems of foreign extremists. The author has examined the legislation of foreign countries on combating religious extremism carried out theirconstitutional and legal analysis. It is also the author of the article offers a look at the experience of foreign non-governmental organizations for the prevention of anti-religious extremism.


 Зарубежный опыт показывает, что во многих государствах уже выработан навык противодействия такому опасному социально-политическому явлению как религиозный экстремизм. Данный опыт, безусловно, нуждается в пристальном изучении со стороны компетентных органов Российской Федерации. 

В современных условиях реальную угрозу национальной безопасности в мире, конституционным правам человека представляет усиление экстремизма в различных его формах.

Само понятие экстремизма можно рассматривать в широком и специальном юридическом смыслах. В широком смысле экстремизм (от лат. extremus - "крайний") определяется как "приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике)", как "идеология, предусматривающая принудительное распространение ее принципов, нетерпимость к оппонентам и насильственное их подавление" [1].

В последние десятилетия все более широкий размах приобретают такие экстремистские явления, которые имеют связь с религиозными постулатами. Данное явление получило наименовние “религиозный экстремизм”.

Религиозный экстремизм – это религиозно мотивированная или религиозно камуфлированная деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти [2].

В Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ [3] религиозный экстремизм определяется как: «…возбуждение религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии; воспрепятствование законной деятельности религиозных объединений, соединенное с насилием либо угрозой его применения; совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;...».

Среди причин, способствующих усилению религиозного экстремизма в России можно “назвать нарушения прав религиозных и этнических меньшинств, допускаемые должностными лицами, а также деятельность зарубежных религиозных миссионеров, нацеленная на разжигание межконфессиональных противоречий” [4].

Экстремизм на религиозной основе тесно связан с политикой и национализмом, представляя единое целое, поэтому часто в научной литературе используется термин “религиозно-политический экстремизм” [5].

Сегодня, когда отчетливо просматривается тенденция к расширению масштабов акций террористического характера, борьба с терроризмом как формой проявления экстремизма становится глобальной международной задачей.

Масштабы экстремизма, его межгосударственный характер сделали необходимым совершенствование системы противодействия ему, координацию усилий различных государств на долгосрочной основе.

Большой интерес представляют международные правовые акты, а также законодательная база зарубежных государств по противодействию экстремизму, которые могут оказаться полезными в современных российских условиях.

В большинстве зарубежных стран существуют законы, запрещающие расистские выступления, пропаганду и провокационные заявления, выражающие ненависть или презрение к лицам или группам лиц на основании их расовой или этнической принадлежности, вероисповедания, цвета кожи, национальности.

По мнению исследователей, опыт применения законов, запрещающих возбуждение религиозной вражды и оскорбления религиозных чувств верующих (в ряде стран эти действия называются hate speech - «враждебная речь») в Канаде, Дании, Франции, Германии и Нидерландах сходен – везде эти законы ориентированы на необходимость защиты человеческого достоинства и активно применяются, предусматривая как уголовную, так и гражданскую ответственность [6].

Законы Канады, Франции, Дании и Нидерландов обеспечивают защиту членов религиозных групп наравне с группами, объединяющими признаками которых являются общность расы, национального или этнического происхождения. Закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств существует в Канаде [7], Нидерландах [8].

В Канаде данное правонарушение предусмотрено общим правом, и для привлечения к ответственности за оскорбление религиозных чувств необходимо представить доказательства того, что оно угрожает общественному спокойствию.

Во Франции неправительственные организации, в чьи задачи входит борьба с расизмом, имеют право возбуждать не только гражданские, но и уголовные дела по фактам расистских выступлений. Большинство дел возбуждается антирасистскими организациями. В настоящее время к антирасистским организациям относятся уже 60 неправительственных организаций из 29 государств Центральной и Восточной Европы, СНГ, Западной Европы и Северной Америки. Одним из крупнейших является Антирасистский  комитет Совета Европы.

Канада, Германия и Нидерланды не предусматривают столь широких возможностей участия частных организаций в уголовных делах.

В Германии с середины 80-х годов существуют специальные поправки к Конституции, запрещающие любую деятельность экстремистских организаций. В Основном Законе Федеративной Республики Германии подчеркивается, что никому не может быть причинен ущерб или оказано предпочтение по признакам вероисповедания, религиозных или политических взглядов; свобода вероисповедания, совести и свобода религиозных убеждений и мировоззрения неприкосновенны; государство гарантирует беспрепятственное отправление религиозных обрядов; запрещаются объединения, цели и деятельность которых противоречат уголовным законам или направлены против конституционного строя или против идей взаимопонимания между народами; пользование гражданскими и политическими правами, доступ к государственным должностям, как и права, приобретенные на государственной службе, не зависимы от исповедуемой религии (ст. 3, 4, 9, 33) [9].

В Уголовном кодексе ФРГ предусматривается наказание на срок до трех лет лишения свободы или денежный штраф за оскорбление вероисповедания граждан и религиозных обществ, а также за воспрепятствование отправлению религиозных обрядов, культов, если такие действия вызывают нарушение общественного порядка (ст. 130, 166, 167) [10].

В США борьба с различными проявлениями экстремизма объявлена одной из важнейших задач обеспечения внутренней безопасности государства. Вооруженный экстремизм определяется при этом как незаконное использование или угроза силой, вооруженное насилие над людьми или собственностью для принуждения или устрашения правительства и общества, достижения политических, религиозных или идеологических целей [11].

В 1988 г. был издан новый Уголовно-процессуальный кодекс Италии, где подчеркивается необходимость соблюдения конституционных принципов правосудия и защиты прав личности. В новом УПК Италии запрещено создание и деятельность организаций, пропагандирующих идеи национальной или религиозной вражды, дискриминации, установлены меры наказания для организаторов, участников и содействующих им лиц, а также уголовная ответственность за демонстрацию в общественных местах и на митингах запрещенных эмблем и символов [12].

В Индии еще в 1898 г. Уголовный кодекс был дополнен ст. 153А, установившей ответственность за разжигание вражды или ненависти между "различными классами индийских граждан" [13].

В Конституции Японии подчеркивается, что все люди равны перед законом и не могут подвергаться дискриминации в политическом, экономическом и социальном отношениях по мотивам расы, религии, пола, социального положения, а также происхождения; свобода мысли и совести не должна нарушаться и гарантируется для всех; ни одна из религиозных организаций не должна получать от государства никаких привилегий и не может пользоваться политической властью; никто не может принуждаться к участию в каких-либо религиозных актах, празднествах, церемониях или обрядах; государство и его органы должны воздержаться от проведения религиозного обучения и какой-либо религиозной деятельности (ст. 14, 19, 20).

С точки зрения международного права, все формы экстремизма рассматриваются как антиправовые действия в том случае, если они способны нанести вред и представляют угрозу международному миру и безопасности, одинаково опасны и требуют в равной степени усилий государств в противодействии данному злу. Отсюда четко прослеживается необходимость актуализации международно-правового сотрудничества государств в сфере противодействия экстремизму как угрозе международной, коллективной и национальной безопасности.

Активизация усилий государств в борьбе с международным экстремизмом в последние годы выразилась в принятии ряда международно-правовых актов, направленных на противодействие экстремизму, сепаратизму, международному терроризму в аспекте регионального сотрудничества государств. В этой связи особо следует отметить Декларацию о создании "Шанхайской организации сотрудничества" (ШОС) (подписана в Шанхае 15 июня 2001 г. главами государств Республики Казахстан, Китайской Народной Республики, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан и Республики Узбекистан) [14]. Целями ШОС являются укрепление между государствами-участниками взаимного доверия, дружбы и добрососедства, поощрение эффективного сотрудничества между ними в политической, торгово-экономической, научно-технической и иных областях, совместные усилия по поддержанию и обеспечению мира, безопасности и стабильности в регионе, построение нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка.

По вопросам реализации Шанхайской Конвенции 5 июля 2005 г. в г. Астане принята Концепция сотрудничества государств - членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, которая определяет базовые цели и принципы сотрудничества государств в данной области в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, что прямо отражено в разд. 1 "Общие положения".

Концепция рассматривает терроризм, сепаратизм и экстремизм как антиправовые явления, которые не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, независимо от их мотивов, а лица и организации, виновные в совершении таких действий, согласно Конвенции должны быть привлечены к ответственности. Концепция подчеркивает свою приверженность Уставу ООН.

В развитие сотрудничества по вопросам противодействия терроризму и другим проявлениям экстремизма 26 августа 2005 г. Совет глав государств СНГ принял "Решение о концепции сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма". Документ указывает, что государства - участники СНГ принимают Концепцию сотрудничества в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма в соответствии с принятыми на себя международными обязательствами и национальным законодательством в данной области.

Так, государства – участники СНГ рассматривают борьбу с терроризмом и экстремизмом как одну из важнейших задач обеспечения своей национальной безопасности и выступают за дальнейшее усиление взаимодействия на данном направлении.

Таким образом, рассматривая борьбу с экстремизмом как приоритетную стратегическую задачу, международное сообщество расширяет сотрудничество по предупреждению и пресечению экстремистских акций, совершенствует механизм координации взаимодействия по укреплению международно-правовых основ их противодействию.

Зарубежный опыт показывает, что во многих государствах уже выработан навык противодействия такому опасному социально-политическому явлению как религиозный экстремизм. Данный опыт, безусловно, нуждается в пристальном изучении со стороны компетентных органов Российской Федерации.

В частности, особого внимания заслуживает опыт деятельности зарубежных неправительственных организаций в части профилактики и противодействия религиозному экстремизму.

 

Материал опубликован в: Правовые основы противодействия экстремистской деятельности: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (11 февраля 2011 года). Тюмень: Тюменская областная Дума, Вектор Бук, 2011. – C. 113 –  119.

 

Список использованных источников и  литературы

 1. Федеральном закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3031.

 2. Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме // Адвокат. – 2006. – № 12. – С. 29 – 32.

 3. Камышев Д. Борьба с экстремизмом вышла из моды // http:

     //www.kommersant.ru

 4. Каширкина А.А. Международно-правовое сотрудничество государств в борьбе с экстремизмом // Журнал российского права. – 2007. – № 12. – С. 16-21.

 5. Конституция  Германии (Основной Закон) 1949 г.-  М., 2003. – 88 с.

 6. Никифоров Б.С. Уголовное законодательство Республики Индии. - М.: ГИЮЛ, 2006. – 256 с.

 7. Политические отношения и политический процесс в современной России / Авт.-сост. Н.А.Баранов. – СПб, 2007. – 301 с.

 8. Предупреждение и борьба с терроризмом: российский и зарубежный опыт законодательного регулирования // http://www.antiterror.ru

 9. Уголовно-процессуальный кодекс Италии / Под ред. А.Н. Козырина. – М., 2006. – 320 с.

10. Уголовный кодекс Голландии / Пер. сангл. И.В. Мироновой. – СПб., 2000. – 158 с.

11. Уголовный кодекс Канады 1955 г. – М., 2005. – 287 с.

12. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. А.В. Серебренникова. – М., 2001.  – 358 с.

13. Шаракшанэ С. Ислам и политический экстремизм // Религия и право. – 2007. – № 4.  – С. 26 – 32.



[1] Политические отношения и политический процесс в современной России / Авт.-сост. Н.А.Баранов. – СПб, 2007. – С. 147.

[2] Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме // Адвокат. – 2006. – № 12. – С. 29.

[3]Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3031.

[4] Шаракшанэ С. Ислам и политический экстремизм // Религия и право. – 2007. – № 4. – С. 26.

[5] Там же.: – С. 27.

[6] Предупреждение и борьба с терроризмом: российский и зарубежный опыт законодательного регулирования // http://www.antiterror.ru

[7] Уголовный кодекс Канады 1955 г. – М., 2005. – 287 с.

[8] Уголовный кодекс Голландии/ Пер. сангл. И.В. Мироновой. – СПб., 2000. – 158 с.

[9] КонституцияГермании (Основной Закон) 1949 г. – М., 2003.– 88 с.

[10] Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. А.В. Серебренникова. – М., 2001. – 358 с.

[11] Камышев Д. Борьба с экстремизмом вышла из моды // http://www.kommersant.ru

[12] Уголовно-процессуальный кодекс Италии / Под ред. А.Н. Козырина. - М., 2006. – 320 с.

[13] Никифоров Б.С. Уголовное законодательство Республики Индии. – М.: ГИЮЛ, 2006. – 256 с.

[14] Каширкина А.А. Международно-правовое сотрудничество государств в борьбе с экстремизмом // Журнал российского права. – 2007. - № 12. – С. 17.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter