Печать
Просмотров: 3206

В данной статье автор рассматривает правовые проблемы реализации православными гражданами своего конституционного права на охрану здоровья и медицинское обслуживание. Автор подчеркивает, что действующее российское законодательство, несмотря на его несовершенство, все же представляет верующим православным гражданам достаточно широкий набор средств  для реализации своих прав и защиты законных интересов.

The paper deals with problems of realization of the orthodoxies' right to health. It is noted that the Russian legislation gives many possibilities  to realize rights and to protect legitimate interests despite all the disadvantages.

В настоящее время мы являемся свидетелями процессов возрождения Российского государства. Медленно, но уверенно приводится в порядок жизнь российского общества. И, прежде всего, процессы возрождения затронули Русскую Православную Церковь (Московский Патриархат)*, без восстановления которой невозможно представить себе благополучие России, как государства большей частью обязанного своим бытием православному христианству.

Хочется подчеркнуть, что процесс возрождения Церкви только начался, необходимо решить сложнейшие задачи, одной из которых является воцерковление всех сторон жизни общества, без чего укрепление России невозможно.

Одной из приоритетных задач стоящих перед РПЦ (МП) является миссионерская деятельность в таких сферах как воспитание, образование и здравоохранение. Многое уже делается, накоплен некоторый опыт, но по-прежнему перед Церковью стоит и масса проблем: отсутствие квалифицированных кадров, способных вести конструктивный диалог с представителями соответствующих структур, недостаточное финансирование (зачастую полное отсутствие какого-либо финансирования) миссионерской деятельности, организационные проблемы и т. д.

На наш взгляд, одним из факторов тормозящих, а чаще всего и сводящих к нолю, усилия представителей РПЦ (МП) и православной общественности является полное отсутствие навыков деятельности в правовом пространстве. В отличие от РПЦ (МП) возможностями правового поля с успехом пользуются представители сект и деструктивных культов различной направленности, представители которых знают свои права, умеют их защищать и ими пользоваться. Использования правовых способов отстаивания своих прав и законных интересов оказывается очень эффективной, а в современных условиях, когда российское государство взяло курс на построение правового общества, и единственно верной моделью деятельности религиозных и общественных организаций.

Из сказанного выше необходимо сделать вывод, что ликвидация правовой безграмотности в своих рядах должно стать одной из основных задач, стоящих перед православной общественностью.

В соответствии с ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на охрану здоровья и медицинскую по­мощь, не зависимо от гражданства, религиозной и расовой принадлежности. Но при реализации права граждан Российской Федерации исповедующих православие на медицинскую помощь имеются свои нюансы, о которых и пойдет речь в данной статье. Мы коснемся лишь некоторых аспектов данной проблемы, более детальное освящение которой требует отдельного серьезного исследования, выходящего далеко за рамки данной работы.

В настоящее время имеет место вне­дрение под прикрытием «альтернативной ме­дицины» оккультно-магической практики, подвергающей волю и сознание людей воздей­ствию демонических сил. В этих условиях каждый человек должен иметь право и реальную возможность не принимать тех методов воздействия на свой организм, которые противоречат его ре­лигеозным убеждениям. В частности, это касается граждан исповедующих православное христианство.

В российском законодательстве имеются на этот счет нормы, способные оградить человека от подобных методов лечения. В соответствии со ст. 32 Федерального закона «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г., пациенту гарантировано право на добровольное и ин­формированное согласие на медицинское вме­шательство. Информированность согласия подразумевает, что врач сообщает о всех осо­бенностях предполагаемых манипуляций, их осложнениях и последствиях.

Согласно части 1 методических рекомендаций Федерального фонда ОМС «Обеспечение права граждан на соблюдение конфиденциальности информации о факте обращения за медицинской помощью и связанных с этим сведениях, информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и отказ от него» от 27 октября 1999 г. информирован­ное добровольное согласие на медицинское вмешательство должно содержать:

1) обоснование лечения, то есть прогноз те­чения болезни в отсутствие этого вмешатель­ства, предпосылки для использования реко­мендованного лечебного метода; 2) основные ожидаемые результаты лечения и обсуждение тех особенностей больного, которые могут по­влиять на результат; 3) основные опасности лечения, включая вероятность, тяжесть и время проявления возможных побочных эф­фектов; 4) обсуждение альтернативных лечеб­ных методов.

Необхо­димо особенно указать на то обстоятельство, что усло­вием информированности и добровольности согласия, является его предварительность, то есть пациент должен иметь время на размыш­ления относительно предложенного варианта лечения. Пациент может отказаться от пред­ложенного варианта лечения, если оно противоречит, например, его религиозным убеждениям.

Очень важной является возможность посещения пациентов, находящихся на стационарном лечении в лечебном учреждении священнослужителем. Такая возможность также предусмотрена действующим российским законодательством. В п. 13 статье 30 Федерального закона «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» закреплено право на «допуск к любому пациенту священ­нослужителя, а в больничном учреждении — на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предос­тавление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больнично­го учреждения». То есть, согласно этой ста­тье, каждый человек, исповедующий право­славную веру, имеет полное право во время, свободное от процедур, диагностических ма­нипуляций, обходов, пригласить священника к себе в палату или в оговоренное с заведую­щим или с лечащим врачом место для того, чтобы исповедоваться, причаститься Святых Христовых Тайн и собороваться. При условии, чтобы это не нарушало распорядка больнич­ного учреждения.

Кроме права приглашать священнослужителя, а в больничном учреждении на предоставле­ние условий для отправления религиоз­ных обрядов пациент в соответствии со статьей 30 Федерального закона «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» имеет право на:

• уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского персонала;

•    выбор врача, в том числе семейного и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования;

•    обследование, лечение и содержание в условиях,    соответствующих    санитар­но-гигиеническим требованиям;

•    проведение по его просьбе консилиума и консультаций других специалистов;

•    облегчение боли, связанной с заболева­нием и (или) медицинским вмешательст­вом, доступными способами и средства­ми;

•    сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии  здоровья,  диагнозе  и  иных сведений, полученных при его обследовании и лечении;

•    отказ от медицинского вмешательства;

•    получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоро­вья;

•    получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного,  медицинского страхования;

•    возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при оказании меди­цинской помощи;

•    допуск к нему адвоката или иного законного   представителя   для   защиты   его прав.

В случае нарушения прав пациента он мо­жет обращаться с жалобой непосредственно к руководителю или иному должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в котором ему оказывается медицинская по­мощь, в соответствующие профессиональные медицинские ассоциации и лицензионные ко­миссии, либо в суд.

Очень актуальным сейчас для православной общественности является вопрос регулировании законодательством трансплантации органов и тка­ней человека. Согласно статье 8 Федерального закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. постулируется, что все граждане при жизни заранее согласны с тем, что их органы могут быть изъяты после того, как консилиум врачей сделает заключе­ние об их смерти, для трансплантации друго­му пациенту. Исключением является ситуа­ция, когда при жизни гражданин или его род­ственники заявят администрации лечебного учреждения о том, что они возражают против изъятия органов. Поэтому мы рекомендуем всем гражданам, не согласным с тем, что их органы будут изъяты после кончины, сделать заявление главному врачу через своего леча­щего врача о своей позиции. Обычно это следует сделать в момент отбора у пациента доб­ровольного информированного согласия на медицинское вмешательство.

В рамках данной статьи нельзя не коснуться и вопроса демографической безопасности Росси, в частности, правовых проблем препятствования массовым абортам, проводимым в нашей стране.

Осенью 2004 года депутатом А.В. Чуевым на рассмотрение Государственной думы был внесен Проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», предусматривающих запрет на финансирование абортов в рамках программ обязательного медицинского страхования».

Предложенный проект Закона ставил перед собой цель ликвидировать наиболее вопиющие недостатки действующего законодательства и подготовить общественное мнение к принятию более последовательных решений, направленных на защиту жизни нерожденных детей.

Закон исключал содержащееся в настоящее время в статье 36 положение о том, что проведение искусственного прерывания беременности осуществляется за счет программ обязательного медицинского страхования. Предлагалось оплачивать из фондов обязательного медицинского страхования только искусственное прерывание беременности при наличии медицинских показаний - то есть в тех случаях, когда это необходимо для спасения матери и операция носит медицинский характер. Средства фондов обязательного медицинского страхования формируются за счет обязательных отчислений всех граждан России, среди которых немало тех, кто выступает против искусственного прерывания беременности. Оплачивать из фондов медицинского страхования действия, не направленные на сохранение здоровья и спасение жизни людей, и вызывающие осуждение многих плательщиков, недопустимо.

«Беременность - не болезнь, а аборт - не медицинская операция, необходимая для оказания помощи больному»[1], - отмечал в пояснительной записке к проекту Закона А.В. Чуев.

К сожалению, проект Закона был отклонен[2]. По нашему мнению, с принятием предложенного проекта Закона демографическая ситуация в обществе стала бы меняться в положительную сторону.

«С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству», - говорится в ч. 2 гл. XII «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви». Таким образом, РПЦ (МП) открыто и четко выражает свою позицию по данному вопросу и, в тоже время, не возводит ее в ранг обязательного правила для всего общества. В связи с этим хочется предостеречь православную общественность от некоторых крайностей.

Некоторые авторы настаивают на том, что теперь возможно ставить перед российскими законодателями вопрос о том, чтобы законодательство Российской Федерации в части охраны здоровья граждан пришло в соответствие с «Основами социальной концепции Русской Православной Церкви», и что стало очевидным, насколько ныне действующее в России законодательство по охране здоровья граждан противоречит принципам, провозглашенным в означенном документе[3].

Здесь необходимо заметить, что, конечно, согласно ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации. Но данные внутренние установления, к которым относятся и «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», источниками права, ни  в коем случае, не являются, т. к. они не изданы и не санкционированы государством[4]. Поэтому, ни о каком приведении в соответствие с внутренними документами РПЦ (МП) Федерального законодательства и речи быть не может. Здесь возможен только один путь – добиться принятия соответствующих Федеральных законов через представительные органы власти.

Мы коснулись в данной статье лишь некоторых правовых проблем реализации православными гражданами своего конституционного права на охрану здоровья и медицинское обслуживание. Хочется подчеркнуть, что действующее российское законодательство, несмотря на его несовершенство, все же представляет верующим православным гражданам достаточно широкий набор средств для реализации своих прав и решения задач на пути возрождения нашего государства, необходимо лишь умело пользоваться данными возможностями.

          Материал опубликован в: Православие и медицина: достижения и перспективы сотрудничества в Тюменском регионе. – Тюмень: Издательство «Вектор Бук», 2006. – С. 30 – 37.

* Далее РПЦ (МП)

[1] См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», предусматривающих запрет на финансирование абортов в рамках программ обязательного медицинского страхования» // СПС «Гарант».

[2] См.: Письмо Правительства РФ от 25 октября 2004 г. № 5091п-П12 «Официальный отзыв на проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», вносимый депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым» // СПС «Гарант».

[3]И. В. Силуянова. Репродуктивные права и моральные обязанности// Информационный листокправославного медико-просветительскогоцентра «ЖИЗНЬ». № 23. М., 2001. С. 25.

[4] Лупарев Г. П. Правовое регулирование деятельности религиозных организаций на территории СНГ (теория и практика): Автореф. дис. д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 23; .Ловинюков А. С. Свобода совести (анализ, практика, выводы) // Государство и право. 1995. № 1. С. 27.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter