V

ышел в свет очередной номер Вестника тюменского государственного университета (социально-экономические и правовые исследования). В этом номере помещена моя статья. Добиться ее публикации там было непросто. Меня никогда не публиковали в этом журнале (за исключением одного раза в 2014 году, тогда статья была в соавторстве с Д.А. Кириловым). До нынешнего года не публиковали, потому, что человек, который отвечал за формирование юридического пакета статей жутко меня ненавидел. Да – это, применительно к данной ситуации, верный термин: «ненависть». Этот человек, кстати, затем голосовал против моей докторской диссертации. Но, защита все равно прошла успешно. Это его не обрадовало, что было явно видно, он это, собственно, и не скрывал.

Nекоторое время назад была опубликована моя очередная статья. Подход к написанию данной статьи у меня был более чем формальным - это просто часть параграфа из докторской. Но, во-превых, было бы недальновидно упустить возможность еще раз заявить на страницах научного сборника о том, что меня интересует как исследователя. А во-вторых, говорил я совсем не о том, что потом было опубликовано среди официальных материалов конференции. Я получил возможность целых двадцать минут публично излагать свою точку зрения перед пусть и небольшой, но всеже аудиторией, и это было для меня особенно ценным, ведь площадки для выступлений у меня пока нет. В ТюмГУ у меня была отнята возможность общаться даже со студентами. Здесь я представляю Вам статью, а также запись самого выступления. Этот видеофайл мне очень рекомендовали нигде не публиковать (после сказанного мною аудитория заметно взбодрилась). Но сегодня я могу и должен это сделать, так как изложенные мною мысли созвучны многим пунктам предвыборной программы Сергея Николаевича Бабурина.

N

а сегодняшний день необходимо констатировать тот факт, что действующая Конституция России во многом уже не отвечает запросам современного российского общества. Другими словами, она стремительно утрачивает такое свойство Основного закона как реальность. В частности, существенным ограничителем развития России является норма, закрепленная ч. 2 ст. 13 Конституции, содержащая запрет на установление государственной или обязательной идеологии. В такой ситуации прогресс России невозможен. В условиях отсутствия цементирующего общество начала, каким призвана быть определенная государственная идеология, российское государство при попытке движения вперед, в лучшем случае, будет неминуемо пробуксовывать, или даже откатываться назад, что является худшим вариантом, но который, к сожалению, уже давно реализуется, чего не замечать уже невозможно.

V

о время написания данной статьи я уже почти осознавал всю глубину трагедии, свидетелями которой мы сейчас являемся. К сожалению, свидетелями безмолвными. Это очередной эпизод разыгрывающейся грандиозной "по своему масштабу трагедии гибели самого непокорного на земле народа, окончательного и необратимого угасания его самосознания". Любой человек, способный на самостоятельное мышление, знает, кому приписывают эту цитату. И совсем не важно, тот человек или кто-то другой на самом деле изложили эту мысль - геноцид моего народа разыгривается именно по этому сценарию. Представляемая короткая статья касается российского образования, которое держится из последних сил, пытаясь не перейти на западные рельсы. На рельсы того "образования", которе веками создавало в обществе кастовую систему, обслуживая интересы людоедской западной аристократической олигархии; "образования" которое уже сотни лет делит людей еще в младенческом возрасте на господ и их рабов, давая им соответствующие знания и навыки. Именно такое "образование" является одним из мощнейших инструментов уничтожения моего народа. Пролагал, что эту статью никогда не опубликуют, но Александр Сергеевич это сделал (хоть и на самых последних страницах), за что выражаю ему искреннюю признательность. Эта статья стала первой из тех, в строках которых я стал учиться отражать правду.

В предлагаемой статье авторами анализируются изменения, внесенные уголовный кодекс России в 2012-2013 годах, в связи новой уголовной политикой в сфере религиозной безопасности. Указывается на недостатки текста закона, препятствия для реализации норм. Подчеркивается необходимость устранения недостатков, формулируются предложения по совершенствованию законодательства, криминализации и декриминализации ряда деяний.

In the article the authors analyze the changes made to the criminal code of Russia in 2012-2013, due to the new criminal policy in the sphere of religious security. The authors point to deficiencies text of the law, the obstacles to the implementation of the norms, stress the need to eliminate shortcomings, and to elaborate proposals on improving legislation, criminalization and decriminalization of several acts.