Печать
Просмотров: 5409

Он именовал себя «Слугой Христовым», стал первым из византийских императоров, ставших чеканить лик Христа на своих монетах, а также инициировал проведение в 692 г. Трулльского Собора, вошедшего в историю под странным названием «Пято-Шестого». Однако в памяти потомков он запомнился как жестокий, мстительный и недальновидный политик, правление которого происходило под знаком большой активности, как во внутренней, так и внешней политике империи.

Риномет – в переводе с греческого это слово означает «безносый». Такое незавидное наименование получил император Юстиниан ІІ. И для этого были свои причины. Когда он был низложен, новый василевс Леонтий отрезал ему нос и отправил в ссылку. Сохранив Юстиниану жизнь, в тоже время он лишил его политического будущего, т.к. по правилам того времени с такими увечьями Риномет уже не мог рассчитывать на политическую карьеру и тем более претендовать на корону Византийской империи.

В семнадцать лет Юстиниан лишился отца - Константина IV Погоната, правившего почти два десятка лет. Юному властителю понадобилось три года, чтобы овладеть премудростями управления государством. В 688 г. василевс отказался платить дань болгарам и инициировал военную компанию против северных соседей. Свои войска автократор двинул к Дунаю в Стримонию. Ромеям сопутствовал успех. Славяно-болгарская армия была разбита, и в руках византийцев оказалось более 30 000 плененных славян. Фессалоники снова стали римским городом. Приобретенные территории стали выполнять транзитные функции в торговых отношениях между Константинополем, Грецией и Италией.

Следующий 689 год также принес успех. Византийские войска под руководством генерала Леонтия овладели Кипром и Южной Арменией. Эти завоевания вскоре были закреплены новым мирным договором, подписанным с арабами. Первые достижения окрылили юного правителя. У него появилась навязчивая идея достичь той же славы, которую некогда приобрел его великий тезка, строитель Константинопольской Софии – император Юстиниан І.

В 692 г. стабильность арабо-византийских отношений была нарушена. Собрав большую армию из греков и славян, император ромеев Юстиниан II перешел границу и двинул свои войска на противника. Внутренние неурядицы сильно ослабили восточного соседа. Арабские послы долго упрашивали византийцев сохранить добрососедские отношения на прежних условиях и старательно отсчитывали каждый день по тысяче золотых монет, передавая их, согласно договору, на дареном коне в сопровождении одного дареного раба. Однако обильные приношения не повлияли на мнение Юстиниана. В предвкушении скорой победы, василевс отправился навстречу славе. Войска халифа Абд-аль-Малика встретили неприятеля у города Севастополиса в Киликии. На копье одного из арабских воинов был показательно нанизан подписанный императором мирный договор. Таким образом, арабы упрекнули ромеев в их вероломности. Вскоре легионы двадцатитрехлетнего василевса начали атаку. Однако ожидания обманули автократора. Арабы успели подкупить вождя славян Гебула. В решающий момент сражения его воины в количестве 20 000 человек перешли на сторону врага и битва была проиграна. Юстиниан отступил к Никомедии. Оказавшись в безопасности, он распорядился лишить жизни жен и детей предавших его солдат, а вместе с ними и 10 000 воинов-славян, сохранивших верность его знаменам. После поражения под Севастополисом Византия смирилась с потерей южной части Великой Армении. Вскоре империя недосчиталась и своего крупнейшего форпоста в северной Африке - Карфагена.

Жестокий нрав василевса испытывали на себе не только его воины, но и гражданское население. Особенно много бед принесли ближайшие помощники Юстиниана - министр финансов Феодот и сакелларий императора Стефан. Эти вельможи, получившие в свои руки неограниченную власть, существенно подпортили имидж автократору. Казни, пытки, аресты стали в период их нахождения у власти обыденным явлением в жизни столицы. Под их карающую руку попала даже мать Юстиниана – Анастасия. Как-то в порыве гнева Стефан приказал высечь императрицу розгами, как это делают с провинившимися детьми. Когда об этом стало известно самодержцу, он предпочел промолчать. В это время Константинополь превратился в одну большую пыточную камеру, воздух которой перемешался с запахами человеческой паленой кожи, а вместе с этим непередаваемыми криками подвешенных над огнем страдальцев. Угодить под жернова раскрученной репрессивной машины мог каждый без различия возраста, пола и социального положения.

Чтобы быть похожим на своего великого предшественника, Юстиниан предпринял в столице строительство ряда сооружений. Среди задуманных проектов было расширение культурной зоны ипподрома. В 695 г. император решил соорудить дворец с фонтаном для встреч во время ристалищ со своими любимцами - представителями партии венетов. Чтобы расчистить место для постройки, необходимо было снести храм во Влахерне – западном районе центральной части города. Это была «Митрополичья церковь», освященная в честь Божией Матери. Василевс пригласил Константинопольского патриарха Каллиника, чтобы тот благословил разрушение храма. Святейший отказал, сославшись на то, что знает только молитвы для постройки церквей. Свирепея, император приказал прочесть молитвы. Каллиник не стал перечить и в заключение своих молитвословий произнес: «Слава тебе, Господи, долготерпеливому, и ныне, и присно, и во веки веков». Разрушение одного из центральных храмов и конфликт с патриархом произвели сильнейшее впечатление на жителей столицы. Публичные порицания самодержца вызвали у последнего бурю негодования, и он решил физически устранить недовольных его правлением. По указанию василевса в столицу были направлены солдаты, которые должны были в ближайшую ночь истребить всех противников. Об этом стало известно генералу Леонтию, который не так давно громил арабов, а теперь был озабочен своим собственным спасением, бежав из тюрьмы. Полководец поспешил поделиться с планами Юстиниана со своими друзьями и скоро весь город пришел в движение. Собравшись у храма Святой Софии, жители столицы во главе с Леонтием двинулись к императорскому дворцу с криками «сокрушим кости Юстиниана». Охрана василевса была смята и толпа ворвалась во дворец. Леонтий был провозглашен новым самодержцем. Первыми, кто пострадал от народного гнева, были министр Феодот и сакелларий Стефан. Они были преданы смерти особенно жестоким образом: через сожжение на костре.

Казнь ненавистного узурпатора была публичной. На глазах у многотысячной толпы, собравшейся на ипподроме, Юстиниану отрезали нос и отправили в ссылку. Небольшой, но гордый своим славным прошлым полис в далекой Таврии под названием Херсонес стал на несколько лет новым домом некогда могущественного правителя.

В 698 г. византийский флот попытался отбить Карфаген у арабов, но потерпел поражение. Моряки восстали. На обратном пути корабли сделали остановку на Кипре, где провозгласили императором адмирала Ансимара, который принял имя Тиберия III. В скором времени Леонтий был осажден в Константинополе. Он не смог долго оказывать сопротивление и сдался. По приказу Тиберия Леонтию отрезали нос и заперли в одном из монастырей.

Тихой провинциальной жизни Юстиниана Риномета настал конец. Узнав о смене власти, он поделился своими планами будущего реванша с херсонеситами, чем привел последних в ужас. Жители этого свободолюбивого крымского городка, который хорошо зарабатывал на поставках хлеба в столицу, не были заинтересованы в обострении отношений с Константинополем и решили передать ссыльного венценосца Тиберию. Юстиниан узнал о планах горожан и бежал к хазарам. Выслушав нежданного пришельца, хан Хакан сочувственно отнесся к его планам. К этому времени бывший византийский правитель уже был вдовцом. В знак одобрения его намерений хан выдал за Риномета свою дочь, которая приняла в крещении имя Феодора. Как известно, супругу Юстиниана Великого также звали Феодорой. Такое совпадение вряд ли можно назвать случайным.

Перемещения Риномета вызвали обеспокоенность Тиберия и он вынудил своих союзников, хазар, пойти на уступки. Хакан приказал убить своего зятя. С этой целью в Фанагорию (совр. Керчь), где пребывали молодожены, специально приехали двое римских вельмож. Однако Юстиниан уже был готов к их встрече, благодаря слугам хана, которые вовремя предупредили о его планах Феодору. Обладая недюжинной физической силой, Риномет поочередно вызвал их к себе и задушил. Чтобы не рисковать здоровьем беременной супруги, он отправил ее к отцу, а сам отправился в поиски новых союзников. Его ладьи направились к устью Дуная. В пути Юстиниана застала буря. Когда, казалось, положение уже было безнадежным, один из его рабов по имени Миак обратился с просьбой умилостивить стихию и дать обет Богу, что вернув себе власть, он не прольет кровь своих врагов. «Потопи меня Бог в этом море! – гневно ответил Риномет, - если я пощажу кого-нибудь из них». Корабли бывшего императора остались целы и через некоторое время судна смогли благополучно пристать к берегу. Населявшие придунайскую территорию болгары оказались сговорчивее хазар и уже в 705 г. их войска во главе с ханом Тервелом стояли под стенами Константинополя. Однако штурма не последовало. Юстиниан принялся убеждать жителей столицы сдать ему город добровольно, как своему законному императору. В ответ он услышал только насмешки воинов, наблюдавших за происходящим с крепостных стен.

* * *

Юстиниан ІІ занял императорскую ложу столичного ипподрома под одобрительные крики собравшихся на зрелище более десятка тысяч людей. Под ногами автократора лежали окутанные в кандалы вчерашние повелители Византии - Леонтий и Тиберий ІІІ. В течение всего времени ристалищ довольный Юстиниан попирал их головы сапогами под крики подобострастной толпы: «На аспида и василиска наступил и попрал льва и дракона». Когда представление закончилось, оба узурпатора были усечены мечом. Риномет оставил их головы себе и в дальнейшем пользовался ими уже в качестве подставки для своих ног в моменты публичных выходов. Затем император принялся за патриарха, возложившего на Леонтия и Тиберия знаки императорского отличия. Святитель Каллиник был низложен, ослеплен, лишен носа и языка, после чего его отправили в Рим и замуровали в одной из стен Вечного города. Правда, на сороковой день кладка стены рассыпалась. Страдалец еще был жив и скончался через несколько дней. Новым патриархом стал священник Кир, некогда предсказавший Юстиниану, что он снова займет императорский престол.

Оплошность в организации обороны Константинополя стоила офицерам Тиберия жизни. Пробравшись в город по разрушенному водопроводу с группой смельчаков, Юстиниан застал императора врасплох и захватил власть. Первыми, кто пострадал от руки нового василевса, были офицеры воинского гарнизона. Еще вчера они взирали на Риномета с высоты городских стен. А сегодня он смотрел на то, как их одного за другим подвешивают на стене, с которой совсем недавно они поносили его самыми последними словами.

Придя к власти, Юстиниан не дал болгарам возможность разграбить столицу. Щедро одарив Тервела, император наградил варвара титулом кесаря, создав, таким образом, прецедент, и отпустил его в свои земли. Все, кто способствовал приходу автократора к власти, также получили щедрые вознаграждения и высокие должности. Разослав карательные экспедиции по регионам империи, василевс перевез Феодору с родившимся к тому времени сыном в Константинополь. Назвав сына Тиберием, он короновал его и приказал воздвигнуть в столице в честь себя и своей супруги статуи.

В 707 г. на востоке снова обострилась ситуация. Арабы взяли Мопсуестию и Тиану Каппадокийскую. Юстиниан послал на выручку городам ополчение, однако его войска потерпели поражение. На следующий год арабская конница уже появилась в районе Хрисополя. А в 709 г. брат халифа Валида, Маслама, перешел пролив Дарданеллы и разорил часть Фракии. В следующем 710 г. император направился с войсками в Грецию, чтобы защитить своих подданных от участившихся набегов болгар. Не располагая точными данными о расположении варваров, василевс позволил своим войскам пребывать в беспечности. Внезапным ударом болгары рассеяли ромеев и многих перебили. Сам властитель успел спастись бегством и укрылся за стенами Анхиала. Через три дня, прирезав лошадей, чтобы те не достались болгарам, он бесславно бежал из города морем.

Однако Юстиниана не смутили неудачи, и он последовательно продолжал воплощать свой план отмщения за пережитые в прошлом унижения. Среди тех, кто не скрывал своей радости по поводу свержения василевса, были жители Равенны. По указанию Риномета в этот северо-итальянский город прибыл стратиг Феодор. По случаю своего приезда он устроил грандиозный ужин, на который пригласил всех знатных равеннцев. Собравшиеся тут же были схвачены и посажены в трюмы византийских кораблей, которые снялись с якорей и отплыли на восток. Большинство из пленников окончили жизнь насильственной смертью в Константинополе. Вместе с ними пострадал и епископ автокефальной церкви Равенны Феликс, которому выжгли глаза. Когда об этом узнали жители Равенны, в городе поднялось восстание. Экзарх императора Иоанн Ризокоп был убит. В результате, влияние империи на Равенну ослабло. Центробежные тенденции стали проявляться и в других городах Запада, принадлежавших Византийской империи. Чтобы сохранить свои позиции на Аппенинском полуострове, Юстиниан поддерживал дружественные отношения с Римским престолом. А осенью 710 г. принял у себя в столице папу Константина, которому при встрече поцеловал туфлю.

После расправы над равеннцами, император решил покарать жителей Херсонеса. В 710 г. флот василевса направился в Таврию. Войска беспрепятственно вошли в город и начали резню. В основном пострадали представители аристократии и зажиточных слоев города. Узнав о том, что осталось множество пленников, Юстиниан распорядился доставить их в Константинополь. Однако по пути в столицу корабли разметало штормом и многие из пленников потонули в море. Узнав о случившемся, император был раздосадован, т.к. считал, что они приняли слишком легкую смерть. Весной 711 г. он послал на Херсонес новые корабли. На этот раз жители полиса оказались мудрее. Они пригласили начальников флота на переговоры и умертвили их. Лишившись командования, армия стала не дееспособной и после нескольких неудачных попыток взять город штурмом, ретировалась. Не дожидаясь следующей карательной акции Юстиниана, херсонеситы избрали себе нового императора. Им стал ссыльный чиновник Вардан, который был хорошо знаком с жизнью столицы. Приняв имя Филиппик, он первым делом заключил союз с Хазарским каганатом. Когда о событиях в Таврии узнал Юстиниан, то приказал разрушить в городе все, от стен до уборных. Для этого корабли были снабжены таранами и осадными орудиями. Прибыв на место, войска под командованием Мавра приступили к осаде и успели разрушить две башни. Но к этому моменту к городу подошли хазары и нападавшие оказались в окружении. После недолгих переговоров солдаты Юстиниана перешли под знамена Филиппика, который двинул свои войска на Константинополь.

Восставшим сопутствовал успех. Юстиниан узнал о походе, когда был в Малой Азии. Прибыв с армией к проливу Босфор, он понял, что опоздал и по словам очевидцев «взревел, как лев». Ему оставалось только сопроводить взглядом суда мятежников, которые спокойно входили в гавань Константинополя. Одним из первых, кто пострадал от солдат Филиппика, стал сын Риномета – Тиберий. Он спрятался в алтаре одного из храмов. Однако святость места не смутила захватчиков. Юношу выволокли на паперть и, не смотря на слезные мольбы императрицы Анастасии о помиловании, одним ударом меча лишили жизни.

Теперь очередь была за Юстинианом. Филиппик предложил солдатам императора безопасность и последние с легкостью покинули своего бесславного правителя. Оставленный всеми Юстиниан II был обезглавлен зимой 711 г. Вскоре его голова была выставлена на всеобщее обозрение в Константинополе, а затем в Равенне и Риме. Причем, только в Риме это известие восприняли с огорчением.

Тридцать последующих лет после второго периода правления Юстиниана прошли в истории Византии под знаком мятежей, воин и беспорядков. Ситуация изменилась к лучшему только после прихода к власти новой, Исаврийской, династии, правившей до 802 г.

Можно иметь власть, богатство и сильную армию, но если этот дар направлен на удовлетворение личных амбиций, а его носитель сеет разруху, беспорядки и смерть, тогда не следует рассчитывать на успех. Жизнь Юстиниана ІІ – это только пример, иллюстрирующий известные истины, что цель не оправдывает средства, а стремления правителя должны быть подчинены интересам его сограждан. Стремясь к славе, Риномет пожал осуждение потомков, пытаясь завоевать мир, он познал горесть одиночества и потерял самое дорогое – свою жизнь.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter