Печать
Просмотров: 4658

УЧАЩИЕСЯ ДУХОВНЫХ ШКОЛ ТОБОЛЬСКОЙ ЕПАРХИИ В 1905 — 1907гг.

Воспитанники семинарии нач. XXв.     Революция 1905 — 1907 годов оказала заметное влияние на духовную школу Тобольской губернии. В новой социально-политической ситуации был нарушен устоявшийся уклад школьной жизни, произошел резкий всплеск ученического движения. Пожалуй, впервые в истории духовного; образования отчетливо обозначилось противостояние значительной части учащихся властям, к учебному начальству. Для провинциальных Тобольска и в особенности Ишима эти события являлись одними из наиболее важных в их общественно-политической жизни тех лет. По признанию тобольского вице-губернатора А. Н. Тройницкого, «брожение» в Ишимском духовном училище оказалось «единственным, что действительно взбудоражило город и в течение нескольких месяцев привлекало всеобще внимание».

    Схожая картина наблюдалась и в других районах Сибири. Здесь выступления семинаристов и учащихся епархиальных и духовных учебных заведений, как правило, получали не менее широкий отклик, чем забастовки рабочих или служащих, и рассматривались современниками как неординарные. Тем не менее данная тема не получал адекватного отражения в сибирской историографии.

    Прежде всего нуждается в уточнении трактовка побудительных мотивов ученического движения, многообразие которых вряд ли сводилось к психологии протеста против господствовавшей в духовной школе «иезуитской система взаимного шпионажа и доносов» или стремления преподавателей «развить в своих воспитанниках чувство индивидуализма, воспитать ненависть к борцам за народное дело» и т. п. Сами эти качества были глубоко чужды русскому православию и, если к ним апеллировали отдельные участники ученического движения, то очевидно, что делалось это исключительно в политических интересах и не отражало мнения большинства. Характерно, что в коллективных заявлениях учащихся, поднимавших самые острые и злободневные вопросы воспитания и образования, подобные обвинения в адрес духовной школы никогда не выдвигались.

    Наиболее полно требования учащихся духовной школы изложены были в петиции тобольских семинаристов, переданной 15 октября 1905 года ректору о. Николаю, (М. И. Богояленский). Часть, содержавшихся в петиции, предложений, безусловно носила позитивный характер. В первую очередь это касалось введения преподавания одного из современных европейских языков, расширения курсов математики, физики и новейшей литературы, отмены дисциплинарных взысканий, расширения самоуправления и инициативы учащихся в организации кружков самообразования и собраний без контроля начальства, неприкосновенности ученической корреспонденции, свободного посещения театра, концертов и т. д.

    Другие предложения и требования были либо спорными, либо неприемлемыми: объединить семинарию и Духовное училище, передать в полное ведение семинаристов фундаментальную библиотеку, отменить преподавание некоторых специальных курсов, а также греческого и латинского языков, отказаться от ежегодных переводных экзаменов (кроме 8 и 10 классов), упразднить преимущества которыми пользовались при поступлении в духовную школу дети священнослужителей и ряд других.

    До удовлетворения этих требований семинаристы прекратили посещение занятий и создали исполнительное бюро, которое координировало их действия. Под руководством бюро движение протекало организованно и без инцидентов. На это обратили внимание даже жандармские власти. Как указывалось в донесении начальника губернского жандармского управления, семинаристы «держат себя корректно и совершенно спокойно». Такого же мнения был и ректор тобольской семинарии, первым оказавшимся перед огнем критики своих воспитанников.


    Это обстоятельство долгое время игнорировалось исследователями. Между тем в отличие от майско-июньской забастовки рабочих и приказчиков Тюмени, сопровождавшейся нападениями на лавки и магазины городских жителей, выступление семинаристов опиралось прежде всего на «цивилизованные» методы борьбы, значение которых все более возрастало в ходе последующих событий. Не случайно население Тобольска с сочувствием отнеслось к зародившемуся в семинарии движению, организовали в пользу его сборы пожертвований и оказало моральную поддержку. Вслед за семинаристами свои требования выдвинули воспитанники мужской гимназии, акушерской, ветеринарно-фельдшерской и Мариинской женской школ в Тобольске, реального училища и женской гимназии в Тюмени, духовного училища в Кургане и другие. Выступления учащихся охватили всю губернию.

    На этом этапе ученического движения большинство семинаристов не выходило за рамки чисто академических требований, не вмешивалось в политическую борьбу и сохраняло «внепартийные» позиции. Это обеспечивало единство действий в борьбе за реформу системы образования и массовость выступления. Все воспитанники семинарии поставили свои подписи под петицией 15 октября и лишь 15 человек отказались присоединиться к забастовке.

     В этой ситуации духовные власти пошли на уступки объявили о подготовке реформы церковной школы. В качестве первых шагов в этом направлении семинаристам разрешалось проводить собрания без контроля инспекции, создавать кружки, принимать участие в комплектовании библиотеки, посещать театр и т. д. 15 января 1906 года занятия в семинарии возобновились. С этого времени стали периодически проходить общие собрания семинаристе: возникли кружки самообразования, пополнилась новой литературой библиотека. В конце 1906 года в семинарии вышел первый номер рукописного журнала «Овод», позднее переименованный в «Современник». Всего вышло девять номеров, каждый из которых переписывался в одном-двух экземплярах.

    По схожему сценарию развивались события в Ишимском духовном училище. 10 мая 1906 года во время пребывания в городе епископа Омского и Семипалатинского Гавриила ему было передано заявление с ходатайством об увеличении продолжительности летних каникул, введении! неприкосновенности ученической корреспонденции, отмене обысков и т. д. Руководителями учащихся были воспитанники -Кузнецов, Горащук и братья Поповы. Не доводя дело до забастовки, школьная администрация на две недели раньше установленного срока распустила учеников на летние каникулы, не удовлетворив однако остальных их требований.

    Поэтому в сентябре, когда занятия в училище возобновились, волнения учащихся продолжились. Как и в тобольской духовной семинарии, для руководства, движением было избрано бюро в составе двух человек (Кузнецов и Горащук). Оно сформулировало основные требования учеников, под которыми из 116 воспитанников подписался 61 человек. 29 сентября петиция была вручена смотрителю училища, и занятия в старших классах прекратились. Кроме прежних требований, учащиеся настаивали на отстранении от преподавания одного из учителей, улучшения бытовых условии, отказа администрации от репрессивных мер по отношению к принимавшим участие в забастовке ученикам и т. д. Лишь в конце ноября обстановка в училище нормализовалась и часть требований учащихся была выполнена.

    Первые успехи учащихся духовной школы привели к новой расстановке сил в ученическом движении, которое постепенно утрачивает присущую ему ранее определенную целостность. В то время, как основная масса воспитанников по-прежнему продолжает оставаться на позициях чисто академических требований и невмешательства в политическую жизнь, другая их часть начинает проявлять интерес к политике, связывая обновление системы образования с коренными изменениями в общественном строе страны. Особенно отчетливо этот процесс протекает в тобольской духовной семинарии. Здесь первые признаки политической активности семинаристов проявились еще в конце 1905 года, когда некоторые из них стали посещать проходившие в городе митинги и демонстрации. Однако в то время число «политиков» было еще незначительным. Так, в созданный ими в 1906 году подпольный кружок, занимавшийся изучением опыта революционной борьбы, входило всего десять человек.

    Дальнейшая политизация общественной жизни в стране и формирование на местах организаций политических партий стимулировали политическую дифференциацию учащихся. Этому способствовали также медлительность и непоследовательность высших духовных властей с проведением реформы церковной школы, их отказ от некоторых данных ранее обещаний.

    В декабре 1906 года сторонники политических действий начинают выпускать свой рукописный журнал «На темы жизни», который стал выходить параллельно с существующими изданиями. Анализ помещенных в журнале материалов позволяет заключить, что большинство группировавшихся вокруг него «политиков» сочувствовало социалистическим партиям — социал-демократам и эсерам. Для многих из них был характерен «воинствующий атеизм» и крайний радикализм в суждениях. Типична в этом отношении статья «25 декабря», появившаяся во ром номере журнала в начале 1907 года. Отвергая любые приоритеты, кроме классовых, ее автор так выразил свое отношение к «нетрудящимся» группам населения России: «Я ненавижу их до глубины души, я готов с безумным наслаждением в душе резать их на куски. Я безотчетно рад, когда кого-нибудь из них разорвет бомба, я готов «разбить их младенцы о камень», чтобы от них не осталось и духу».

    Видя, свою главную задачу в организации борьбы с «буржуазными течениями» и распространении идей «революционного социализма», семинаристы-социалисты вскоре прекратили заниматься ученическими проблемами и сосредоточили внимание на политической пропаганде и помощи «своим» партиям. Следствием этого явились утрата связей с основной массой учащихся и внутренняя замкнутость социалистической группы. В ее рядах стали раздаваться голоса о необходимости перенесения работы за стены семинарии, где, как казалось социалистам, восприимчивость к их пропаганде могла оказаться более высокой. С этой целью в начале 1907 года они принимают участие в организации «Союза учащейся молодежи г. Тобольска», в рамках которого пытаются создать свою собственную «политическую фракцию». Однако в условиях начавшегося спада общественной активности эти шаги не дали ощутимых результатов.

    Не получили заметного влияния среди семинаристов и «политики» либерального направления. Предлагавшиеся ими реформаторские методы борьбы, хотя и могли увлечь многих семинаристов, но в условиях самодержавных порядков оказались ограниченными и не позволили отстоять завоевания учащихся.

    В мае 1907 года закончилась неудачей последняя попытка «политиков» организовать забастовку семинаристов. Воспользовавшись расколом в ученическом движении, власти исключили из семинарии наиболее активных воспитанников и практически полностью ликвидировали те школьные свободы, которые были достигнуты в 1905 году.

Религия и Церковь в Сибири: Cб. науч. ст. и документ. материалов.
Выпуск 6. Тюмень, 1993. с. 16-21

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter