ГЛАВА 2. ПЕРВЫЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР (325 Г.)

    С объединением Востока и Запада под властью одного христианского императора впервые появилась возможность созыва Вселенского Собора. Передавать историю этого Собора полностью мы не будем, скажем только о его действиях, имеющих тесную связь со святителем Афанасием.

    Евсевий пишет, что после неудавшейся попытки примирения сторон император созвал Вселенский Собор поучительными грамотами, приглашая епископов всех стран по возможности скорее прибыть в Никею[80]. На Собор были приглашены не только епископы из пределов Римской империи, но и из стран вне ее – из Персии и Скифии и др.[81] . Св. Афанасий указывает число прибывших епископов 300[82] и 318[83]. А Сократ Схоластик говорит, что сопровождавшим их пресвитеров, диаконов, чтецов и многим другим прибывшим и числа не было[84]. Многие из прибывших епископов были известны всему христианскому миру святостию жизни и высокомудростию: многие были прославлены Богом чудотворною силою; многие претерпели тяжкие страдания во время недавнего Диоклетианова гонения и носили еще следы славных мучений за имя Христово.

    Одним из первых прибыл престарелый Александр, епископ Александрийский, первый обличитель Ария, мужественный защитник Апостольского учения. Вместе с епископом Александром прибыл и св. Афанасий в качестве его секретаря.

    Председателем Собора был Осий Кордовский, о котором св. Афанасий говорит, что он «достоин всякого уважения и по летам, и по исповедничеству, и по стольким понесенным им трудам»[85]. Святой Собор, призвав Ария, с терпением выслушал его новое учение, рассмотрел и отверг как богохульное. Епископы, оказывавшие благосклонность к Арию или разделявшие его нечестивые мнения, старались поддержать его[86]. Но живое сознание истины, одушевлявшее святых пастырей, из которых многие недавно проливали свою кровь за нее, и ученые доказательства просвещенных святителей, опиравшихся на ясное учение Слова Божия и писание древнейших отцов и учителей Церкви, скоро восторжествовали над заблуждением нечестия. В этой борьбе достославное участие принимал и диакон Александрийской церкви св. Афанасий, во всем оказывая помощь своему епископу. Православные епископы старались найти такую формулу, которая обязывала бы ариан к полнейшему признанию Божества Господа нашего Иисуса Христа. Поборники неправомыслия за недостатком правды на их стороне думали помочь себе лукавством, предлагая прочим членам Собора такой Символ веры, в котором неопределенность некоторых выражений о Сыне Божием предоставляла возможность перетолковываниям ариан. Св. Афанасий применил термин «омоусиос» (единосущный) (Здесь и далее курсив наш. – М.С.) в качестве формулы, наиболее точно описывающей отношения Сына к Отцу. Он доказал отцам Собора, что слово это безусловно необходимо, так как нельзя употреблять другого слова, которое бы так показывало истинную веру, что Сын есть Бог и равен Отцу по существу. Это слово было включено в Символ веры[87], принятый на этом Вселенском Соборе. Символ этот охотно принял император Константин, подписали все члены Собора, вместе с осуждением нечестивого ариева учения, подписали даже епископы, державшиеся ариевой стороны, за исключением только двух Ливийских епископов: Феоны Мармарикского и Секунда Птолемандского[88]. Арий был предан анафеме и по повелению императора отправлен в ссылку в Илирию[89] вместе с двумя ливийскими епископами. Богохульные сочинения Ария велено предавать огню, причем даже одно обладание ими вменялось как уголовное преступление.

    Явив праведную строгость в отношении к упорным еретикам, Святой Собор оказал снисхождение к отделившимся от епископа Александрийского с Мелетием. Всем поставленным от него епископам и прочим духовным лицам Собор предоставил пользоваться правом священнослужения, но уступая во всем первое место постоянно пребывавшим в союзе с епископом Александрийским; в случае смерти последних – заступать их место, но не иначе, как по желанию народа и согласия епископа Александрийского.

    Самому же Мелетию Собор сохранил только епископское достоинство и пребывание в своем городе[90], представляя всю власть в Египте одному епископу Александрийскому[91].

    Коснулся Александрийской Церкви и последний вопрос, занимавший и отцов Собора: о времени празднования Пасхи[92]. Так как в Александрии утверждено было празднование Пасхи на правильном основании и так как здесь астрономические знания более способствовали точному определению этого времени, то епископу Александрийскому предоставлено было право ежегодно объявлять в посланиях, когда в том году надлежит праздновать Пасху[93].

    Несмотря на то, что решения Вселенского Собора и подкреплены повелением императора Константина[94], волнения, произведенные в Александрийской Церкви Арием и Мелетием, не утихли. Император Константин был вынужден значительных приверженцев Ария вызвать из Александрии в Никомидию[95]. А для предупреждения новых своеволий со стороны Мелетия Александр истребовал от него список всех лиц, посвященных Мелетием в епископы и поставленных им в епархии Александрийской в священники и диаконы.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter