Церковь ставит вопрос о всестороннем контроле над деятельностью транснациональных корпораций и за процессами, происходящими в финансовом секторе экономики. Такой контроль, целью которого должно стать подчинение любой предпринимательской и финансовой деятельности интересам человека и народа, должен осуществляться через использование всех механизмов, доступных обществу и государству.[40]

    Духовной и культурной экспансии, чреватой тотальной унификацией, необходимо противопоставить совместные усилия Церкви, государственных структур, гражданского общества и международных организаций ради утверждения в мире подлинно равноправного культурного и информационного обмена, соединенного с защитой самобытности наций и других человеческих сообществ. Одним из способов достижения этого может стать обеспечение доступа стран и народов к базовым технологическим ресурсам, дающим возможность глобального распространения и получения информации.[41]

    Русская Православная Церковь напоминает о том, что многие национальные культуры имеют христианские корни и последователи Христовы призваны способствовать укреплению взаимосвязанности веры с культурным наследием народов, решительно противостоя явлениям антикультуры и коммерциализации информационно-творческого пространства.

    В целом вызов глобализации требует от современного общества достойного ответа, основанного на заботе о сохранении мирной и достойной жизни для всех людей в сочетании со стремлением к их духовному совершенству. Помимо этого, необходимо достичь такого мироустройства, которое строилось бы на началах справедливости и равенства перед Богом, исключило бы подавление их воли национальными или глобальными центрами политического, экономического и информационного влияния.[42]

    Современная международно-правовая система основывается на приоритете интересов земной жизни человека и человеческих сообществ перед религиозными ценностями (особенно в случаях, когда первые и вторые вступают в конфликт). Такой же приоритет закреплен в национальном законодательстве многих стран. Нередко он заложен в принципах регламентации различных форм деятельности органов власти, построения государственной образовательной системы и так далее. Многие влиятельные общественные механизмы используют этот принцип в открытом противостоянии вере и Церкви, нацеленном на их вытеснение из общественной жизни. Эти явления создают общую картину секуляризации жизни государства и общества.[43]

    Уважая мировоззренческий выбор нерелигиозных людей и их право влиять на общественные процессы, Русская Православная Церковь в то же время не может положительно воспринимать такое устроение миропорядка, при котором в центр всего ставится помраченная грехом человеческая личность. Именно поэтому, неизменно сохраняя открытой возможность сотрудничества с людьми нерелигиозных убеждений, Церковь стремится к утверждению христианских ценностей в процессе принятия важнейших общественных решений как на национальном, так и на международном уровне. Она добивается признания легитимности религиозного мировоззрения как основания для общественно значимых деяний (в том числе государственных) и как существенного фактора, которые должны влиять на формирование международного права и на деятельность международных организаций. Русская Православная Церковь возвещает о том, что без духовного обновления, без Бога, без исполнения Его заповедей никакие знания и умения, никакие деньги и товары, никакая сила и никакая власть не принесут человеку подлинного счастья, полноты и гармонии бытия.[44]

    Какое место в созидании нового миропорядка должно принадлежать России? «Уверен, - говорит митрополит Кирилл, - наша страна способна сыграть важную роль в этом процессе. Бесспорно, нам не стоит вновь пытаться диктовать миру свою волю, но вместе с тем опыт России призван стать основой формирования самобытной цивилизации, имеющей не меньше прав на участие в определении судеб человечества, чем страны Запада, Китай, Индия, Африка, Латинская Америка, исламский или иудейский мир».

    Русская цивилизация вобрала в себя множество влияний, создала уникальное пространство общения различных вер, культур и традиций. «Особо отмечу, - говорит Патриарх Алексий II, - тысячелетний опыт диалога и сотрудничества православных христиан с мусульманами. Этот опыт как никогда должен быть востребован сегодня, на фоне попыток столкнуть верующих двух великих мировых религий. Каждая из них, равно как и другие традиционные религиозные общины, имеет право не только на свой образ жизни, но и на участие в созидании общественного устройства, в установлении его принципов. Такое право уважалось в России в прошлые века. Думаю, еще большего уважения оно достойно сегодня – и в нашей стране, и в мире, тем более что они теперь практически неразделимы».[45]

    Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II на открытии VI Всемирного Русского Народного Собора отметил, что «Россия и вся православная цивилизация должны стать одним из центров принятия решений в мире, должны благотворно воздействовать на его настоящее и будущее. Пусть пророческими окажутся слова Федора Михайловича Достоевского, писавшего, что наша страна «…скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое, здоровое и еще неслыханное миром слово. Слово это будет сказано во благо и воистину уже в соединение всего человечества новым, братским, всемирным союзом, начала которого лежат в гении славян, а преимущественно в духе великого народа русского, столь долго страдавшего, столь много веков обреченного на молчание, но всегда заключавшего в себе великие силы для будущего разъяснения и разрешения многих горьких и самых роковых недоразумений западноевропейской цивилизации».[46]

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter