Православная культурная идентичность совсем иная. Православный мир не знал Реформации и Ренессанса. В российской культуре традиционно превыше всего ставилась вера, личность никогда не была важна сама по себе в ее статичности. Ценность представляет идея преображения личности ее духовного развития. В этом смысле православный мир основан на началах «реализма», а не «номинализма»: в нем явно доминирует приоритет общих ценностей над индивидуальными. Православие ориентируется на соборную природу человеческого сознания, которая гармонизирует индивидуальное и общественное начала.

    Соборное сознание, проникнутое этикой взаимопомощи, способно сформировать у личности яркое осознание своей социокультурной идентичности, своей нераздельной принадлежности к обществу. Если этика индивидуализма воспитывает восприятие общества в качестве «царства лиц как целей», обращая основное внимание на отдельного человека, то соборное сознание делает акцент на общественном сознании как истинном «мы», воспринимая его конкретно-индивидуально как саму личность, как «я» и «ты».

    История достаточно ярко показала современному человеку, что путь автономной морали, западная модель демократии – это система духовного релятивизма и индифферентизма, лишенная всяких абсолютных основ; мир «потухших маяков», оскудевших и утративших обаяние ценностей; мир, в котором происходит самое страшное – опустошение человеческой души. И напротив, этика коллективизма, сотрудничества, соучастия создает общество высокой нравственной мотивации и ответственности, живущее коллективными идеалами, особое значение, среди которых занимает национальное начало. Именно национальная идея как символ собирания и восстановления народной силы и государственного единства дает русскому народу осознание общей связи, вне которой нет будущего для нации и страны.[31] У В.О. Ключевского есть поразительно точный анализ Смутного времени, удивительно созвучный нашему времени: «В конце 1611 года Московское государство представляло зрелище полного видимого разрушения… Государство преображалось в какую-то бесформенную, мятущуюся федерацию. Но с конца 1611 года, когда изнемогли политические силы, начинают пробуждаться силы религиозные и национальные, которые пошли на выручку гибнувшей земли».[32]

    Православная этика формирует гражданское общество не через индивидуальные, а через коллективные формы активности, и современная психология доказала, что коллективные дают более сильные и устойчивые формы социально-политических мотиваций. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона на практике продемонстрировали всему миру эффективность национальных моделей «адаптирующегося коллективизма» в современных условиях. Пора и российским политикам вспомнить о национальном кафолическом, соборном сознании народа – именно в нем залог высоких политических мотиваций современных россиян.

    Идентичность - это не платье, которое можно переодеть, если оно не нравиться. Идентичность – это мы сами, и сменить идентичность можно только ценой отказа от самих себя, своей истории, всего уклада своей жизни и самосознания. И, что еще важнее, отказавшись от себя, мы ничего не приобретем, кроме пустоты. Может ли верхушка дерева сказать: «Не хочу дальше расти сосной, хочу осиною»? Может ли она отказаться от всего, что ей, как верхушке, предшествует и ее питает – то есть от корней, ствола? Народ, подобно дереву, также имеет корни, ствол – историю, связанную именно с этой историей культуру, уклад жизни и сознания. Каждое поколение – только новая поросль, новый побег этого дерева. И если этот побег отсечь от дерева, он неминуемо зачахнет, погибнет.

    Нужно возвращаться к духовному наследству, полученному нами от предков, потому что именно это наследие было положено в основание нашей цивилизации. Ведь сейчас известно, что «цивилизация состоит из религии, государства и культуры»[33], а С. Хантингтон пишет, что «религия является центральной, определяющей характеристикой цивилизаций».[34]

    Обращаясь к русскому православному народу, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, отметил: «Никогда не замыкаться в себе, но просвещать мир светом Христовым – эта миссия нашей церкви и нашей нации есть основа их неразрывной связи с миросозиданием… Чтобы защитить свои интересы, чтобы остаться собой любая страна должна самым активным образом участвовать в мировых процессах».[35] Сегодня православная цивилизация призвана во всеуслышание заявить, что она имеет не меньше прав на участие в формировании мирового сообщества и на причастность к определению судеб Европы и мира, чем имеет их Запад или любая иная крупная этнокультурная общность. Более того, она должна внести свой вклад в формирование нового глобального человеческого сообщества, внести свои христианские идеалы, нормы и принципы.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter