Б) «Научный креационизм» молодой Земли

    Богословская идея творения заключается в приведении в бытие и поддержании в бытии всего, что существует. Как полагал еще в IV веке блаженный Августин, творение происходит со временем, а не во времени – то есть, время является частью тварного порядка. Представление о времени и пространстве, приводимых в существование вместе со всей вселенной, отражено в современной физике. Идея творения может вполне быть согласована с научными теориями, но их не следует, однако, смешивать. Когда мы говорим сегодня о креационизме, то этот термин имеет в современном контексте совершенно иное звучание, нежели в XIX веке. Сегодня под креационизмом чаще всего подразумевается вполне определенное учение, разрабатываемое и широко распространяемое Институтом креационных исследований в США, которое делает особый акцент на малом возрасте вселенной вообще и Земли в частности. Вера в геологическую молодость Земли может вызывать только удивление.

    К глубокому сожалению, результаты научных открытий, ставшие классикой современной науки и уже являющиеся практически бесспорными, в некоторых сочинениях церковных авторов представляются как спорные и гипотетичные концепции, основанные не на эмпирических данных, а на атеистических убеждениях злонамеренных врагов религии, а потому необязательных для принятия верующим ученым вообще. Примером такого крайне враждебного научному знанию синтеза «науки и религии» является так называемый «научный креационизм», философско-богословское учение, возникшее в протестантской среде в XX веке благодаря трудам такого пропагандиста идей креационизма как Генри Моррис. [21] Креационизм позиционирует себя очень часто как подлинную науку, а сами креационисты называют себя учеными-христианами, занимающимися разработкой особого христианского научного знания. Начиная с 90-х годов, в России было издано достаточно большое количество книг, посвященных критике теории эволюции, изданных, как правило, в США протестантами под эгидой Института Креационных Исследований. Позднее появились основанные на этих работах труды православных авторов, таких как о. Тимофей (Алферов) [22], о. Даниил Сысоев [23], о. Константин Буфеев [24], утверждающих, что православный человек ни при каких условиях не может принимать тезиса о эволюционном происхождении живого. Эволюционная концепция была объявлена «ересью» в трудах известного американского православного священника о. Серафима (Роуза). [25] В этой ситуации для православного ученого, фактически, не остается никакого выбора: если ты принимаешь хоть в какой-то форме эволюционную теорию, то ты еретик, если не принимаешь, то ты православный, и тебе необходимо разработать свою собственную православную науку биологию, основанную на правильных библейских принципах. Сторонникам такого понимания взаимоотношения науки и религии хотелось бы напомнить слова Блаженного Августина: «Даже нехристиане знают нечто о земле, небесах и других элементах этого мира, о движении орбит звезд и даже их размере и относительных положениях, о предсказании затмений солнца и луны, циклах лет и сезонов, о видах животных, растений, камней и т.д., и это знание они получили из разума и опыта. Поэтому позорная и опасная вещь для неверных слышать христиан, возможно разъясняющих Писание, говорящих бессмыслицу по этим темам…». [26]

    Креационисты полагают, что эволюционное рассмотрение биологических отношений является «только теорией» или «только гипотезой». В качестве аргументации приводятся высказывания, что любое научное рассмотрение прошлого основано на выводах из наблюдений настоящего. Это относится в первую очередь к исторической геологии и современной космологии. Однако, выводы этого вида являются почти несомненными, и о них можно говорить как практически достоверных. Биохимия XX века продемонстрировала фундаментальные сходства на молекулярном уровне между всеми живыми организмами от бактерии до человека. Не только нуклеиновые кислоты содержат наследственную информацию о всех живых организмах, но код, который передает эту информацию от основной последовательности в ДНК через РНК к аминокислотным последовательностям в протеинах является одним и тем же для всех организмов. Молекулярная биология представила другое надежное подтверждение эволюционных отношений благодаря возможности сравнения аминокислотных последовательностей в протеинах с одинаковыми химическими функциями (напр, цитохрома С) в различных организмах. Признаки нашего эволюционного прошлого нестираемо вписаны в наш геном. Мы все носим в себе музей генетических ископаемых, так как около 45% нашей ДНК состоит из подвижных элементов, включая многие копии эндогенных ретровирусов, которые интегрировались в наш геном как вечные пассажиры, обеспечивая надежным свидетельством нашего единства со всем остальным миром живого. Наш геном исписан псевдогенами, генами, использовавшимися нашими предками, но теперь ставшими бесполезными; например, 7-я хромосома кодирует 1150 генов, но также 941 псевдоген, свидетельствуя о молекулярных ископаемых нашего эволюционного прошлого. [27]

    Эволюционная парадигма уже давно вышла за рамки только биологии и была принята в качестве методологической основы как физическими, так и социальными науками. Ее нельзя так просто списать со счетов, отнеся распространение эволюционной парадигмы на другие области исключительно к проискам ученых-атеистов, желающих ниспровергнуть религию. Поэтому, по меньшей мере, неразумными следует считать попытки совершенно исключить эволюционное учение из школьной программы, что неоднократно пытались осуществить протестанты в Америке [28], министр образования Сербии Л. Чолич [29], и что пытаются предпринять сегодня у нас в стране. Такие попытки с неизбежностью должны вызвать негативную реакцию в научном мире, и отнюдь не способствуют продуктивному диалогу религии и науки. В то же время следует отметить, что такие острые столкновения вполне объяснимы тем, что биология является в наибольшей степени пронизанной атеистическими концепциями наукой, так как за научным эволюционизмом очень часто идет следует философский неодарвинизм. Споры и судебные разбирательства не могут быть свидетельством за или против научного статуса эволюции, они лишь являются показателем неготовности данного сообщества к серьезному диалогу.

    Сегодня не более разумно преподавать представление о молодой с геологической точки зрения Земле в школе, чем преподавать теорию флогистона как альтернативную теорию, объясняющую процессы окисления. В интересах качественного научного образования важно в то же время обращать внимание на то, что неприятие креационизма молодой Земли не должно означать отвержения традиционной веры в творение.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter